Герб Одессы - Одесский Политикум Флаг Украины - Одесский Политикум

У  нас  Вы  сможете  найти  всегда то,  о  чем  другие  молчат...                   Редакция принимает к опубликованию материалы, от солидарных с нами журналистов.    Наш адрес: politikym@pisem.net.           Редакция оставляет за собой право публикации Ваших материалов.        Редакция не вступает в переписку с корреспондентами.       

2

ГРУППИРОВКА БЮТ

<<< НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ

БОЙЦЫ НЕВИДИМОГО ФРОНТА. ЧАСТЬ 2. ОДЕССКАЯ ПРОКУРАТУРА, УБОП, СУДЫ НА СЛУЖБЕ АТОМНОГО ЭНЕРГОБАРОНА УКРАИНЫ

Президенту Украины Януковичу В.Ф Генеральному прокурору Украины Пшонка В.П Министру внутренних дел Украины Могилеву А.В. - от осужденного по ст. ст. 187 ч.4, 263 ч.2 УК Украины к 10 годам лишения свободы (начало срока 2003г.) - подсудимого по ст. 121 ч.2 УК Украины - обвиняемого по ст. 115 ч.2 УК Украины Чернявского Николая Кирилловича 1963 г.р. СИЗО-1 г. Винницы

ЗАЯВЛЕНИЕ

Алесандр Федорович Дубовой - народный депутат от БЮТ - Одесский Политикум

Дубовой Александр Федорович

В 2003 г. Я был арестован, а в 2009 г. приговором Приморского районного суда г. Одессы осужден по ст. ст. 187 ч. 4, 263 ч.2 УК Украины к 10г.л.с. В январе 2010 г. направлен с ОСИ г. Одессы в УВП-1 г. Винницы для дальнейшего отбытия наказания.

Потерпевшим по приговору Приморского р.с. г.Одессы является ныне депутат Верховной Рады Украины Дубовой Александр Федорович.

Уголовное дело находилось в производстве старшего следователя по особо важным делам прокуратуры г. Одессы Попов Сергей Николаевич.

В марте 2010 г. Винницким УБОП мне предъявлено обвинение по ст. 121 ч.2 УК Украины. В настоящее время дело находится в производстве Старогородского районного суда г. Винницы.

В перерыве указанного суда, с июля по сентябрь 2010 г. я был доставлен в Одесский УБОП, где мне предъявлено обвинение по ст.115 ч.2 УК Украины.

В настоящее время я нахожусь в СИЗО-1 г. Винницы в качестве подсудимого по ст. 121 ч.2 (в нанесении тяжких телесных повреждений).

Экс прокурор области Михаил Косюта - Одесский Политикум

Экс прокурор области Михаил Косюта

Уголовные дела, начиная с 2003 г., по вышеуказанным обвинениям являются надуманными. Я не совершал ни одного инкриминируемого мне преступления.

Я не признавал предъявленных мне обвинений. Все эти уголовные дела – результат преступной деятельности депутата Верховной Рады Украины Дубового А.Ф. совместно с продажными работниками прокуратуры, таких как: бывший прокурор Одесской обл. Касюта (http://www.og.com.ua/st1629.php), заместитель прокурора Одесской обл. Черный, исполнитель желаний Дубового А. старший следователь по ОВД прокуратуры г. Одессы Попов.

Уголовное дело 2003 г. появилось в результате (как это следует из материалов дела) прокурорской проверки и возбуждено другом братьев Дубовых, прокурором Одесской области Касютой. Прокурорская проверка показала, что в 2002 г. Дубовой Александр И Дубовой Аркадий оказались в больнице с побоями. Данные побои Дубовым в 2002 г. нанесены мною. Уголовное дело возбуждено через полтора года после событий с Дубовыми. Я никогда не скрывал, что побил Дубовых за то, что в 1997 г. ними был заказан мой арест в результате которого я провёл 3 г. и 10 месяцев в СИЗО г. Одессы, незаконно был осужден. Интерес Дубовых был в том, чтобы вытолкнуть меня с бизнеса связанного с Хмельницкой АЭС. Данной цели они достигли вышеуказанным путём. Старший следователь по ОВД прокуратуры г. Одессы предъявил мне тогда множество обвинений, в том числе и особо тяжких, часть из которых протолкнули в суде. Полного оправдания в судах Украины добиться практически невозможно. Понимая, что обвинения против меня рушатся, Дубовым А. был нанят один несчастный чтобы отправить меня в СИЗО в 2000 г. Ему это удалось, только вольные врачи спасли мне жизнь.

Михаил Черный - заместитель прокурора одесской области - Одесский Политикум

Михаил Черный заместитель прокурора одесской области

Вот за эти действия Дубовые были избиты мною. Других мотивов в материалах уголовного дела 2003 г. нет, тем более нет доказательств разбоя против Дубовых, как это сфальсифицировал следователь Попов С.Н. (http://www.urist.in.ua/showthread.php?t=100469)

Попов С.Н. не имел права на расследование уголовного дела в 2003 г., поскольку, он фигурировал в этом же уголовном деле исполнителем заказного уголовного дела в 1997 г. Видимо только прокуроры Украины и только за большие деньги, могут позволить следователю расследовать уголовное дело, где его обвиняют в преступлении. Таким образом, данное уголовное дело попало в Приморский районный суд г. Одессы.

В течении ШЕСТИ ЛЕТ (!) данное уголовное дело находилось в указанном суде у разных судей, пять или шесть судей начинали судебное следствие и по разным причинам передавали это дело другим. Некоторые судьи сами просили заявить им отвод… За шесть лет содержания в условиях СИЗО, подсудимые (я и еще пять человек) были доведены до полного истощения. И предложение судьи в 2009 г. о том, чтобы признать свою вину по предъявленному обвинению, а в обмен приговор суда: всех освобождают, а я получаю 10 лет, было заманчивым. Тем более, что судья предупредил, что если мы не признаем своей вины и не согласимся на приговор без рассмотрения дела в с суде по сути, то он передаст дело другому судье и нас будут судить еще три года. Это было не запугивание нас судом, а конкретный и реальный вариант возможных событий. Я понимал, что меня Дубовые не выпустят, они решали всё, а не суд, а люди, абсолютно не виновные, находились рядом со мной уже шесть лет на скамье подсудимых и хотя бы ради их освобождения пришлось признавать в суде свою несуществующую вину, мало того, по сценарию суда, т. е. самим просить суд не вызывать в суд свидетелей, не исследовать материалы уголовного дела. В данной ситуации, согласно нормам УПК, осужденные лишаются возможности на апелляцию приговора по сути. Пришлось соглашаться и суд за три часа сделал то, что не мог сделать за шесть лет. Судья нас не обманул, я получил 10 лет, а остальных отпустили на свободу.

Но Дубовых, следователя Попова С. Н. и, ещё нескольких неадекватных личностей не устраивал срок 10 лет. Животный страх за всё то, что они наделали за многие годы, толкал их на новые преступления.

Начиная еще с 2006 г. следователь Попов С. Н. стал планировать уголовные преступления с привлечением своих агентов с тем, что бы меня в них как-то завязать и предъявить мне новые обвинения.

Мне об этом стало известно и я об этом сделал заявление в суде, оно иметься в материалах дела. Этот факт, на время приостановил открытые действия Попова, но не остановил его полностью. Я устал от провокаций которые устраивали Дубовые через Попова и начальника департамента исполнения наказания в Одесской обл. генерала Галинского А.

Попов, под видом прокурорского реагирования, злоупотребляя своим служебным положением, систематически слал различные бумаги администрации СИЗО с надуманными сведениями. Это делалось с тем, чтобы постоянно создавать мне неудобства по режиму и условиям содержания. Кроме этого, Дубовые и их шайка мечтали (да и сейчас мечтают) о том, чтобы покончить со мной чужими руками. Направляя различные бумаги по делу, постановления и др., Попов стал официально приписывать в графе о судимостях сведения заведомо ложного характера. Он в частности указывал о том, что я якобы был судим по ст. ст. 117, 118 УК Украины (в ред. 60 г.), это статьи об изнасиловании. Делалось это с тем, чтобы, во-первых, дискредитировать меня, а во-вторых, чтобы при случае, руками зеков прикончить меня. Всем известно какое отношение к осужденным по этим статьям. Это явная подлость, подлог и месть со стороны Дубовых и Попова, но я смеялся над словами Попова о том, что «руками зеков уничтожу тебя». Об этом, кстати, также имеются мои заявления в материалах дела. Только при определённых манипуляциях и то, только руками тех зеков, кто работает на администрацию, такой подлог от Попова мог сработать.

Одновременно с этим Попов С. Н. сделал указанный подлог и в обвинительном заключении и передал дело в суд.

Судья Лабунский, видимо под давлением Дубовых и Попова, постановляя приговор в 2009 г., оставил в графе о судимостях данный подлог.

Разумеется, что на такой приговор я подал апелляцию. Но последующие события стали приобретать детективный характер. Меня с Одесского следственного изолятора (ОСИ), срочным образом, в нарушение требований Закона, этапировали в СИЗО-22 г. Измаил. В Измаиле создавались условия, чтобы отвлечь меня от апелляции, чтобы я думал о другом… Например, посадили в камеру с двумя больными, признанными судами невменяемыми…, да и другие заморочки администрации. Не смотря на все это, мне удалось связаться со свободой и я узнал, что моей апелляции в суде нет, т. е. администрация ОСИ её просто спрятала с тем, чтобы в 15-ти дневный срок приговор вступил в силу.

С большими трудностями, через родных, были поданы телеграммы на имя Президента, Генпрокурора и др. о том, что Департаментом исполнения наказания блокируется апелляция.

Т.е. дружба депутата Дубового А.  с начальником Департамента Галинским А. была продемонстрирована наглядным образом. Никакой начальник тюрьмы самостоятельно никогда не пойдёт на такое преступление.

После телеграмм, в Измаильский СИЗО-22, с ОСИ сразу поступил отправной лист на апелляцию, которого не было в личном деле.

Ясное дело, что депутату Дубовому перед выборами его лидера в президенты, скандал по этому поводу был не нужен и, апелляции дали ход в последний день. Через два месяца меня этапировали обратно в ОСИ, а затем и в Приморский суд.

Судья Лабунский выслушал мои мотивы подачи апелляции, т.е. неверные анкетные данные, подлог в графе судимостей и другое, и пообещал мне, что всё исправит, если я отзову апелляцию.

Всё это происходило в октябре 2009 г., приговор был в июне 2009 г. Но судья Лабунский стал играть в игры Дубового и Попова. В моем понимании, да и в понимании требований Закона, «исправлять», - значит исправить по всем инстанциям, куда этот приговор уже направлен, т. е. изменить выписку приговора направленную в ОСИ, изменить все копии приговоров, выданные всем участникам судебных заседаний. Но судья выдал только мне другую, исправленную копию приговора, а по всем остальным инстанциям оставил всё как было. Вручив мне вторую копию, судья не потребовал у меня первую, таким образом у меня сейчас две копии приговора с текстовыми расхождениями. Я в свою очередь отозвал апелляцию, но судья оказался обманщиком. Кроме этого, допустил суд фальсификацию, везде значится, что приговор вступил в силу в августе 2009 г. Но как он мог вступить в силу в августе, если я отозвал апелляцию в октябре? Аналогичную фальсификацию, не иначе как по указанию генерала Галинского, допустили и администрации ОСИ и СИЗО-22. Они решили сделать так, что меня якобы в СИЗО-22 не этапировали. Но плохо спецчасть поработала, отдельные документы не исправили, их копии имеются, кроме этого, в сентябре 2009 г., когда меня этапировали обратно в ОСИ, у меня изъяли на склад телевизор и выписали мне квитанцию, где имеется и дата и подпись офицера с СИЗО-22. Так что «господа» зря старались.

Обращает на себя внимание следующее: за какую-то взятку в 50 тысяч долларов, Дубовые запустили в 1997 г. прокурорскую машину, которая работает по сей день и втягивает всё новых и новых участников, прокурорских, милицейских, судебных, тюремных. Тот прокурор уже давно забыл за ту взятку, а государственные структуры уже многие годы, за счёт налогоплательщиков продолжают спасать Дубового, при этом допускают ошибки и это всё становиться известным и печально смотреть на то, как масса людей, втянутых Дубовыми в это болото, кувыркаются в нем, получая за это подачки от Дубового и заработную плату от народа Украины.

Я не подымал бы вопрос с подлогом в приговоре, если бы он не имел последствий более серьезных, чем можно было предположить.

В январе 2010 г. я был направлен с ОСИ для отбывания наказания в УВП-1 г. Винницы с режимом максимального уровня безопасности. К этому времени, друг депутата Дубового А. генерал Галинский А. уже занимал должность начальника Департамента исполнения наказания Украины. К этому времени мои личные отношения с этим генералом и его сыном Евгением, были явно враждебные. Не только из-за Дубового А. и проделок Попова С.

Находясь многие годы в Одесской тюрьме, я наблюдал и лично на себе испытывал весь тот беспредел происходивший в этом Департаменте. Над заключенными не просто издевались и убивали их, но ещё и морили голодом. В прокуратурах и Департаменте имеются моя заявления, где я просил официально снять меня с пищевого довольствия, поскольку, я его не употребляю в виду непригодности. Но никаких изменений не было. Зэков били и убивали, продолжали издеваться условиями содержания и морили голодом. Именно эти обстоятельства побудили меня на то, чтобы хоть как-то изменить положение, но без общественного и публичного участия в этом, изменить что либо было невозможно. Прокуроры по надзору пасутся на этом поле Департамента неплохо, и их ничего не волновало никогда, только доля и как скрыть то, что творится за забором. В 2006 г. я был инициатором создания общественной правозащитной организации. Интернет сайт организации, www.blagfond-ch.com.ua, на сайте частично отражены волнующие вопросы и преступления Департамента.

С помощью общественной организации удалось многое изменить, кроме воровства бюджетных средств выделенных на заключенных. Это и стало поводом личных отношений с Галинским. Мало кому удастся представить каково заключенному у которого враг начальник Департамента; для меня он враг потому, что издевается над заключенными и незаконно представляет интересы Дубового А. и Попова С.; я для него враг потому, что могу предать огласке, то чем занимается он вместе с Дубовым. Вот такие отношения, приходилось даже договариваться и выставлять рамки в определенных вопросах.

Но в январе-феврале 2010 г. вся эта публика была занята выборами, они выбирали Юлю в президенты. Пока это происходило, я по прибытию в Винницкую УВП-1, прошел комиссию по льготе, которая уже давно была просрочена и должен был быть отправлен на другой лагерь, этапирование было назначено на 21 февраля.

Ясное дело, что предоставленные мне законом льготы, не входили в интересы Дубового, Галинского и Попова, и узнав о льготе, ко мне пожаловал «гонец» от Галинского.

Из разговора стало понятным, что «рулить» Департаментом Галинскому осталось не долго, а Дубового и компанию интересовало, как я поведу себя дальше: буду разоблачать их или нет. Не получив от меня однозначного ответа «гонец» меня прямо предупредил «желаю тебе просто выжить».

Далее последовали следующие события: этапирование 21.02.10 г. в другой лагерь отложили без всяких пояснений. Я полагал, что по приезду в другой лагерь у меня могут возникнуть проблемы от администрации. Но 27.02.10 г., в ночное время, меня и еще одного арестованного-осужденного, незаконно вывели из камеры «крытого» корпуса и перевели в СИЗО, в камеру к следственным. Там пьяная публика, в лице бывшего работника милиции Дацюка и других, организовала побоище. Я получил два ножевых ранения в висок и живот, и кучу гематом, второй осужденный также был избит, после чего нас обратно перевели в камеру «крытой». Заявить о случившемся не было никакой возможности. Через два дня 1 марта 10 г. меня увезли на другой лагерь №14 в г. Одессу. Там начальник колонии Голубев Е. со мной долго общался. Я понимал, что это общение ему навязано Галинским и после беседы он меня поместил на 15 суток в ШИЗО. Видимо для того, чтобы не ушла информация на свободу о случившемся. А далее, 22 марта меня этапировали обратно в УВП-1 и сразу передали в УБОП г. Винницы.

В ИВС г. Винницы и п. Калиновка я находился 24 дня, мне предъявлено обвинение в том, что находясь в камере, куда меня незаконно переводили, я со своим сокамерником избил человека. Не нас там избили и по случайности чуть жизнь не отняли, а мы (?)

Удивительная ситуация с этим УБОП г. Винницы. Обычно бьют и пытают пытаясь получить показания, признания. Но ни меня, ни человека с которым меня обвиняют, не били и напротив попросили не давать никаких показаний, ссылаясь на ст. 63 Конституции. В обмен на то, что я не буду давать на досудебном следствии никаких показаний, мне согласились провести экспертизу, которая зафиксировала ножовые ранения и время их получения. Это всё, что я смог сделать для своей защиты. Следователь Педос Ю. и работники с УБОП имели полную информацию о случившемся, но задача стояла обвинить именно нас.

При выполнении требований ст. 218 УПК, я всё же приобщил к делу заявление о случившемся и подал несколько ходатайств о проведении следственных действий. Но дело было направленно в суд. В обвинительном заключении мои показания и ходатайства проигнорированы полностью, к делу приобщены, но по сути их как бы и не существует.

Кто-то капитально поработал над этим делом, побеспокоился. Изначально в избиении этого человека признался бывший милиционер и это подтверждали все его сокамерники. Затем этот «бывший» дал показания против нас и обвиняемые пока мы. Уголовное дело сфальсифицировано, причем неумело. Какое решение примет суд не знаю, но потерпевшими в этом деле являемся мы, ныне подсудимые. Из показаний заключенных следует, что данная провокация администрации УВП-1 была направлена на то, чтобы покончить со мной и сделать мне предъяву, как «педофилу». Поэтому уже можно говорить об успехах следователя Попова. Посеянное зёрнышко о том, что «насильник» - проросло. Отдельное спасибо в этом же и судье Лабунскому, не говоря уже о Дубовом и Галинском. Кровь уже пустили и она на ваших руках. Поэтому не всё так безобидно с подлогами Попова, как казалось в начале. Месть этой публики, за попытки добиться расследований их преступной деятельности, продолжается, - не только путём участия в этом «бывших» милиционеров, но и ныне действующих, таких как Одесский УБОП.

В конце июля 2010 г. Судья Старогородского районного суда г. Винницы Чернюк И. В., объявил перерыв в судебном заседании более чем на два месяца и передал меня в распоряжение УБОП г. Одессы. Этапировали меня спецэтапом УБОП, т. е. с мешком на голове и сверху каской, в бронежилете и наручниках. Не стану в подробностях описывать это этапирование. Я утверждаю, что меня всю дорогу от Винницы до Одессы пытали, не просто избивали, а пытали. Как я понимаю, везли меня на микроавтобусе. В Одесском УБОП ночью пытки продолжились. От меня требовали взять на себя организацию двух убийств по телефону с ОСИ. Заказчиками требовали назвать, на выбор, назывались три фамилии: Ситери, Гофман, Голоскер. Я не являюсь организатором убийств и готов был умереть от издевательств и пыток, но чужих преступлений на себя не взял и обвинять кого-то в заказе преступлений отказался, поскольку, этого не было. Одесский УБОП содержал меня в ИВС г. Одессы, в течении 46-ти суток. Протестуя против  пыток и фальсификаций, я более 20-ти дней находился на голодовке. Ко мне не допускался мой адвокат, а был предоставлен УБОПовский, который никак не реагировал на мои заявления.

29.07.10 г. я написал заявление о замене адвоката. Не смотря на это со мной продолжали проводить «следственные действия».

30.07.10 г. я подал жалобу прокурору Одесской обл. на невыносимое отношение со мной и на отказ в допуске адвоката.

04.08.10 г. моего адвоката допустили к участию в деле и на следственное действие, но не дали с ним свидания, в УБОП не оказалось человека с печатью, которую необходимо поставить на допуск…

05.08.10 г. я подал жалобы: в Генпрокуратуру, министру внутренних дел Украины и копию для адвоката Козак Ф.И.

07.08.10 г. я заявил отвод оперативно-следственной группе, которая пыталась меня заставить подписать сфальсифицированный протокол допроса. Я хотел внести на него замечания, но мне не дали этого сделать, его дважды переписывала следователь. Отвод заявлен и по причине обращения со мной.

Жалоба на имя Министра внутренних дел и копия для адвоката, оказались не у адресатов, а у следователя Милеевой.

Отвод проигнорирован вообще, продолжались следственные действия, от которых я отказывался.

С 26.07.10 г. по 05.08.10 г. я был по сути без адвоката.

30.08.10 г. за поданные жалобы и заявленный отвод, за нежелание оговорить себя и других, я был очередной раз избит оперативником Узун В. и выслушал очередную порцию угроз. Они заключались в том, что ему «наплевать на то, что суд г. Винницы передал меня в УБОП только до 30.08.10 г. В УБОП я буду находиться сколько ему захочется. Если я ёще раз упомяну где-то в жалобах имена: Дубового, Галинского, Попова, то жить мне осталось до тех пор, пока в г. Виннице идет суд, а затем либо прикончат, либо подведут под пожизненное заключение. Деньги за эти дела уже давно поделены начальством в Киеве и Одессе, а ему предложили на мне медаль заработать.  Он меня всё равно заставит взять на себя организацию убийств и указать на заказчиков. Адвокат ко мне допущен только потому, что в Виннице суд идёт, а затем его отведут. Пожаловаться будет некому. Содержать меня будут всегда в ИВС и во время суда пока не прикончат меня. Мы тебе придумаем пытки о которых ты и не подозреваешь, твой сын будет в детдоме или на улице, а его мама рядом с тобой в камере.»

Все это и прочее сопровождалось побоями, несмотря на то, что я был физически и психологически истощён, в том числе и от голодовки.

Я для этого оперативника, оказывается «пидар» потому, что побил Дубового и не уважаю Попова, не гружусь и не хочу других грузить. (?).

31.08.10 г. я направил в прокуратуру Одесской обл. повторную жалобу, указал в ней, что на мои жалобы нет никакого реагирования, отвод не рассмотрен , в связи с чем я продлил голодовку на неделю.

Более месяца прошло с подачи первой жалобы, а прокурорского реагирования не было вообще. Я понимал, что обязанности прокурора Одесской обл. исполняет Черный, друг этой преступной шайки Дубового, что ждать от него реагирования просто глупо. Черный получал информацию о преступной деятельности Дубового, Попова и их близких в течении нескольких лет. И заканчивалось всё и всегда одним и тем же: назначались служебные расследования, результаты которых известны только ему и этой шайке.

Поэтому 06.09.10 г. я подал повторную жалобу в Генпрокуратуру. 09.09.10 г. я таким же способом был этапирован в СИЗО г. Винницы. Ответ от прокурора Черного М. Г. на мою жалобу оглашен мне в СИЗО-1 г. Винницы. Как и ожидалось мне зачитали стандартную прокурорскую отписку. Из оглашенного я понял немного, главное, что он указывает, что жалоба моя не подтвердилась. Я не могу обжаловать данную отписку Черного, я не знаю даже полного ответа. На таких отписных всегда ставят приписку «для оглашения» и заявления в спецчасть СИЗО о копии ответа, остаётся без ответа.

Для меня непонятно как прокурор Черный проверял факты изложенные в жалобе? Не подтвердилось что именно? Что меня 46-ть суток в ИВС содержали, в то время, когда Законом разрешено лишь 10-ть? Не понятно, проверял ли прокурор Черный факты заявленного отвода, если да, то где постановление на отвод? Как проверил Черный жалобу на издевательство и пытки? Попросил написать рапорты тех кто пытал, что этого не было? Как интересно этот прокурор проверял преступную деятельность Дубового и Галинского? Может он их допрашивал или в засаде сидел? Может прокурор по телефону интересовался у них: не обворовывали ли вы случайно зэков на протяжении многих лет? Не подтверждается  что?  Что у меня на руках два приговора с разными данными? Так прислали бы кого-то я бы передал их. А может нет оснований для отмены этих липовых приговоров потому, что там одна фальшь и потерпевшим значится депутат Дубовой? А может не подтверждается моя жалоба потому, что прокуратура, как надзорная инстанция за соблюдением законности в местах лишения свободы, находится в доле с теми, кто обговаривает зэков?

Данный ответ Черного датирован 23.09.10 г. за № 04/311-5039-08. Под таким же исходящим №04/311-5039-08 только уже от 06.10.10 г. продублирован ответ Черного прокурором Мрихин А.М. также оглашенного мне 11.10.10 г., только эти прокурором мне разъясняется, что, фамилии следственно-оперативной группы УБОП мне знать необязательно. Да, фамилий их я не знаю, поэтому именно отвод заявлен не конкретным лицам, а всей СОГ. Кроме этого прокурор Мрихин пишет, что следователь Милеева ко мне пыток не применяла. А я и не жаловался на то, что эта женщина пытала меня, такого нет ни в одной жалобе. Она лишь сфальсифицировала протокол и не дала мне возможности внести на него замечания. Именно по сфальсифицированным моментам сразу становится понятно: чего хочет эта СОГ и на кого она работает. О результатах заявленного отвода молчит и Мрихин.

Прокуроры большие мастера покрывать преступления своих коллег и спонсоров. Ответа по сути заявленного дождаться невозможно? Прокурор Винницкой обл. на мою жалобу о незаконном содержании в ИВС г. Винницы 24 суток, ответил, что нарушений нет, а в карцер меня не сажали. А я и не пожаловался, что меня сажали в карцер.

Мне вспомнились отписки Черного на мои жалобы в конце 90-х годов, где меня Попов незаконно обвинил в бандитизме. Прокурор Черный и, тогда отписывал, что нарушений нет, Попов обвиняет законно. Но возникает вопрос: почему тогда Черный не подал протест на оправдательный приговор по бандитизму? Что расследовал Попов тогда многие годы, за что он зарплату получал, где протест? Давайте посмотри тот приговор 2001 года, там видно сколько прокуратура трупов на бумаге в архив отправила. Вот таким образом прокуратура наблюдает за законностью в Украине. Донадзирались до того, что уже пайки у зэков крысятничаете и таким образом превратили прокуратуру в ДРАКУЛАтуру. Другого определения для вас просто нет.

Как понимать эту надзорную инстанцию в конкретной ситуации по Винницкому уг. делу, где возбужденно уг. дело против работников УВП-1, которые превысили свои служебные полномочия и в приказном порядке двух человек с «крытой» перевели в СИЗО к бывшему менту, в «пресхату». Прокуратурой не установлен мотив перевода, факт да, но не мотив. Прокуратура и не пыталась его установить, а просто отводит в сторону этих работников УВП-1 от ответственности. Эти работник сейчас за судом, на подписке, продают свои дома для решения «вопросов» с прокуратурой и судом…

А суть этого эпизода в следующем: оперативник в звании капитана и ДПНСИ в звании майора, дали указание перевести меня и сокамерника туда. Накануне оперативник общался с «гонцом» от Галинского, это установлено, но оперативник не желает говорить о чём они общались. Кроме этого, указанный оперативник и дежурный майор, являлись органом дознания на первоначальном этапе расследования и сфальсифицировали многие материалы, о чём уже признались в суде. Возникает вопрос: это превышение служебных полномочий? Зачем оперативник и дежурный показывали этим зэкам с «прессхаты» выписку с моего приговора? Зачем в эту «прессхату» накануне занесли три литра спирта? Для компрессов может? Кто же будет расследовать?

Это преступление организовано против меня генералом Галинским с подачи депутата Дубового, но прокуратура этого расследовать не хочет либо не может. Да и как прокуратура области может это расследовать? Почему в таком случае Генеральная прокуратура мои жалобы отсылает в область? Не потому ли, что депутат Дубовой А. является членом этого клуба «ассоциации прокуроров Украины», от которого имеет награду, медаль? За что интересно? От Галинского Дубовой А. имеет награды за «организацию торжественных мероприятий», причем трижды (!) Можно и погулять, почему бы и нет, украли половину бюджета Департамента, почему бы не гульнуть, да не наградить организатора? И это Дубовой А. высвечивает на своём благе. Мало того, что по заказу Дубового, на мою жизнь уже дважды было покушение и прокуратура покрывает это, так но мои заявления об этом в ответ фабрикуются уголовного дела.

Удивительный факт, сразу после выборов президента, когда стало ясно, что Юля «ушла в туман», а с ней и Дубовой, одновременно против меня возбуждается два уголовных дела в Одессе и Виннице. И оба этих два уголовных дела блевотина. «По телефону организовал два эпизода убийств». Но где трупы, кого я заказал? Слава Богу кого «я заказал убить» живы, в отличии от тех кого организовал следователь Попов! Кто будет в этом разбираться? Как понимать прокуратуру, когда эпизоды убийств значатся раскрытыми, люди по этим эпизодам оправданы судом и судом же положены в архив? Это работа Попова, он их расследовал, после того как организовал эти убийства. Это не заявление обозленного зэка Чернявского, нет, это материалы уг. дел, которые спрятаны в архиве Одесского апелляционного суда и прокурору Черному это известно, он их курировал.

Моё заявление публичное потому, что хотелось ещё обратиться не только к Президенту Украины, но и к обществу, к правозащитникам, к нынешним и бывшим заключенным, к церкви.

Особенно к церкви евангельских христиан баптистов, где депутат Дубовой А. числится её членом и щедрым спонсором. Откажитесь от услуг  и денег этого члена. Вам не нужны деньги, вспомните как Христос посылал на проповедь своих учеников. Так и вы делайте, так и идите!

Я Дубового А. знаю давно, с детства, знаю всю их семью. В моих с ним отношениях наступил момент, где именно ему, Александру, пришлось или захотелось стать на путь предательства, «мамонизма» и, к сожалению – крови. Вы присмотритесь кто в его лице запускает своё жало в чашу со Святой Кровью и врезает свои клыки в тело Христово. Я вас предупредил, а ответственность за всё перед Богом! Мнение его покровителя Бондаренко Иосифа прошу не учитывать, он в лучшем случае в заблуждении.

Внимание правозащитников обращаю на то, что разобщенность правозащитников даёт возможность преследовать их, а в последнее время, очень жестко. Те кто помогал мне в этом, преследуются Одесским УБОП. Под предлогом уголовные дела вызываются и ставятся в очень жесткие условия, а цель в данном случае лишь одна, - спасти шкуру Попова, Дубового и его шайки.

У меня уже имеются письменные свидетельства тех, которых заставляют давать «нужные» показания по уголовным делам.

Обращаюсь также к общественности разного социального статуса. Дело конечно каждого, но моё мнение таково: не следует за крысятничество Дубового, Галинского и компании, рвать их семьи, скармливать детей собакам и пр. Я бы закидал суды исками против них, но у меня не достаточно адвокатов.

Президента Украины, Генерального прокурора Украины, Министра внутренних дел Украины прошу: прекратите беспредел ваших подчиненных и назначьте нормальные расследования по изложенным фактам.

Кроме этого заявляю, что я не совершал инкриминируемых мне деяний и добровольных признательных показаний по этим делам у меня не будет. На ряду с этим заявляю, что от своего адвоката Козак Ф. И. я отказываться не буду.

Я понимаю, что после публикации моего заявления, проблем у меня добавится, в связи с этим считаю необходимым заявить, что я не склонен к суициду и прочим заморочкам этого плана.

С уважением Чернявский Н.К. СИЗО г. Винница.

08.08.2016

Чернявский Н.К., специально для Одесского Политикума


От редакции:

Редакция выражает надежду, что новая власть отреагирует надлежащим образом на описанную проблему.

Дмитрий Надзоров, специально для Одесского Политикума

Читайте и смотрите в тему:

22.05.10 - ВЕРХОВНАЯ РАДА ВЗЯЛАСЬ ЗА РЕЙДЕРСКИЙ "БИЗНЕС" БЮТовского АТОМНОГО ЭНЕРГОБАРОНА УКРАИНЫ: Депутаты решили, что чиновники плохо управляются с одесским «Орионом»

10.04.10 - ЗНАКОМИМСЯ БЛИЖЕ. АТОМНЫЙ ЭНЕРГОБАРОН из ОДЕССКОГО БЮТа: БОЕЦ НЕВИДИМОГО ФРОНТА

24.03.10 - ВОРОВСКИЕ ОРБИТЫ АТОМНОГО ЭНЕРГОБАРОНА УКРАИНЫ: БЮТ хочет сменить руководителя Дунайского пароходства ?

28.02.10 - ВОРОВСКИЕ ОРБИТЫ ЮЛИИ ТИМОШЕНКО: Одесский дерибан, или как нардеп-бютовец Дубовой и судья Продаевич разворовали Черноморское пароходство

12.02.10 - ВОРОВСКИЕ ОРБИТЫ ОДЕССКОГО БЮТа: АТОМНЫЙ ЭНЕРГОБАРОН УКРАИНЫ УНИЧТОЖАЕТ ЭКОНОМИЧЕСКУЮ ОСНОВУ ОДЕССЫ

11.01.09 - ОСОБЕННОСТИ ПОДКУПА ИЗБИРАТЕЛЕЙ ПО - КИЛИЙСКИ: ПРЕДВЫБОРНЫЙ ПРОКОЛ АТОМНОГО ЭНЕРГОБАРОНА ИЗ ОДЕССКОГО БЮТа (ВИДЕО)

2.09.09 - БАНДИТСКИЕ ОРБИТЫ ЮЛИИ ТИМОШЕНКО: АТОМНЫЙ ЭНЕРГОБАРОН ИГРАЕТ С "ПАТРИОТОМ"

АЛЕКСАНДР ДУБОВОЙ: РЕЙДЕРСКИЕ ВОЙНЫ ПО - БЮТОВСКИ

15.04.08 - ЯДЕРНЫЕ АФЕРЫ ПО - БЮТовски : Атомные энергобароны Украины

31.03.08 - ЯДЕРНЫЕ АФЕРЫ ПО-БЮТовски: ОДЕССА ДОЛЖНА ЗНАТЬ СВОИХ ЗЕМЛЯКОВ!

24.10.07 - ОСОБЕННОСТИ ПРАВОСУДИЯ ПО - ОДЕССКИ: ОХОТА НА КРАЯН

<<< НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ

НАВЕРХ

Все права на информацию защищены  © "Одесский Политикум" 2011