Герб Одессы - Одесский Политикум Флаг Украины - Одесский Политикум

У  нас  Вы  сможете  найти  всегда то,  о  чем  другие  молчат...                   Редакция принимает к опубликованию материалы, от солидарных с нами журналистов.    Наш адрес: politikym@pisem.net.           Редакция оставляет за собой право публикации Ваших материалов.        Редакция не вступает в переписку с корреспондентами.       

2

ГРУППИРОВКА БЮТ

<<< НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ

АТОМНЫЕ ЭНЕРГОБАРОНЫ УКРАИНЫ: Коррупция на уровне атомов

... За нами следят ...

И. Ильф и Е. Петров

Лариса Ивановна Бернадина. Директор предприятия «Фаворит плюс» - Одесский Политикум

Лариса Ивановна Бернадина

Автор обвиняет Давида Жванию, Николая Мартыненко и Юрия Недашковского.

http://www.zalogplus.ru/ кредит под залог коммерческой недвижимости спб.

Лариса Ивановна Бернадина. Директор предприятия «Фаворит плюс», которое выполняет инжиниринговые работы по проектированию, производству и внедрению автоматических систем радиационного контроля по заказу ЕБРР для ЧАЭС, НАЭК «Энергоатом» и др.. Участник ликвидации аварии на ЧАЭС в 1986—1988 гг.

Образование: физик-ядерщик. Трудовую деятельность начала в Институте ядерных исследований АН Украины. В 1990—1991 гг. привлекалась МАГАТЭ для работы в экспертной группе по оценке последствий аварии на ЧАЭС. В 1990—1995 гг. периодически привлекалась МАГАТЭ для чтения лекций в качестве специалиста по вопросам радиационного контроля распространения радионуклидов в окружающей среде после аварии на ЧАЭС.

Катастрофа на японской АЭС «Фукусима» заставила мировое сообщество взглянуть с особой обеспокоенностью на проблемы безопасности в сфере атомной энергетики. Конечно, международные эксперты не обойдут вниманием и Украину.

Во время ЮщенкоТимошенко Национальная компания «Энергоатом» оказалась в «благоприятной» атмосфере управленческого хаоса, и как следствие — вопросы укрепления безопасности атомных станций стали менее приоритетными, чем механизмы обеспечения регулярных и весомых «откатов». Увы, перед Украиной возникают серьезные риски утраты позиций равноправного партнера мирового ядерного клуба и возрастает шанс попасть в число стран, «ограниченно дееспособных в использовании ядерной энергии».

Учитывая, что до 55% электроэнергии в стране вырабатывается на АЭС, угроза полной утраты энергетической независимости очень высока.

О создании списка «неблагонадежных государств» говорилось 17 марта в конгрессе США на заседании, посвященном ядерному кризису на АЭС «Фукусима». Вот лишь некоторые критерии обсуждаемого перечня для идентификации таких стран:

— низкий уровень дохода на душу населения, отсталые промышленные технологии, высокая инфляция, постоянная потребность в международной экономической помощи; политическая нестабильность, зависимая судебная система;

— отсутствие реальной независимости регулирующего органа по ядерной безопасности; недостаточность инструментов влияния регулирующего органа на эксплуатирующую АЭС организацию (оператора); низкая эффективность его работы по предотвращению аварий; несоответствие национальной нормативной базы международным требованиям; низкий уровень аварийной готовности;

— невыполнение оператором утвержденных программ повышения безопасности из-за недостаточности ресурсов и/или коррупции;

— отсутствие в стране независимых общественных организаций, которые были бы в состоянии квалифицированно анализировать ситуацию с безопасностью на АЭС и влиять на решения оператора и регулятора.

К сожалению, в Украине наличествуют все эти критерии*. Например, «Программа реконструкции систем радиационного контроля АЭС Украины на 2007—2011 гг.» не выполнена. До сих пор не произведена замена оборудования, внедренного еще союзным НИИ «Приборостроение» в 70-е годы прошлого столетия. Паспортный срок службы этой аппаратуры — 6 лет. Таким образом, на многих блоках до сих пор эксплуатируется оборудование радиационного контроля, отработавшее более трех проектных сроков эксплуатации.

*В рейтинге Human Development Index, отражающем уровень жизни населения, наша страна стоит на 69-м месте, после Албании и Ливии, при том что наша экономика 39-я по величине в мире. Согласно данным Transparency International, по уровню коррупции Украина скатилась на 134-е место в 2010 г. с 118-го в 2007-м.

Сегодня в мире действует 191 атомная станция. Они вырабатывают 14% электроэнергии на земном шаре, и если для Японии ликвидация последствий аварии на АЭС требует мобилизации ресурсов всей страны и международной помощи, что же может быть в аналогичной ситуации в странах «со слабой экономикой, нестабильной политической системой и устаревшими технологиями»?

Не будем забывать, что международная финансовая помощь Украине на строительство нового саркофага на ЧАЭС возросла до 1,5 млрд. евро в год против первоначальных 0,7 млрд. евро. Прошло почти 25 лет со дня аварии, а вопрос еще не закрыт.

29 марта 2001 г. чернобыльская проблема обсуждалась на заседании Совместного комитета «Украина—ЕБРР». Первый вице-премьер-министр Андрей Клюев поручил Минфину, МЧС, Минэнерго и Госагентству по управлению зоной отчуждения предоставить предложения относительно внесения изменений в государственный бюджет на 2011 г. относительно увеличения финансирования бюджетных программ для выполнения мероприятий по выводу ЧАЭС из эксплуатации и преобразования объекта «Укрытие» в экологически безопасную систему.

На комплекс работ, предполагающих также строительство хранилища отработанного ядерного топлива (ХОЯТ-2), необходимо изыскать 740 млн. евро. Первый вице-премьер отметил, что на сегодняшний день фактически подтверждено участие около 30 стран и международных организаций в Конференции доноров по сбору дополнительных средств в Чернобыльский фонд «Укрытие» с целью завершения международных проектов на ЧАЭС, которая состоится 19 апреля в Киеве.

О каком предотвращении аварий можно говорить, если центральный орган, управляющий четырьмя атомными станциями (Запорожской, Южно-Украинской, Ровенской и Хмельницкой), — НАЭК «Энергоатом» — постоянно срывает сроки выполнения утвержденных государственных программ по повышению безопасности эксплуатации АЭС?

Вроде бы ничего не мешало компании завершить эти программы, как и планировалось, в 2011 г. Например, в 2009-м ее выручка составила 13 млрд. грн., прибыль до налогообложения — около 700 млн. грн. Уровень расчетов энергорынка с «Энергоатомом» — 98,34%. Но теперь сроки выполнения тех же объемов работ отодвинуты до 2017 г. При этом никто так и не раскрыл истинных причин «вынужденного» переноса.

Между тем, одна из них как раз в том, что с середины 2008 г. к руководству НАЭК пришла группа людей, приоритетами которых были цели, отличные от приоритетов повышения безопасности эксплуатации АЭС.

Незаконные формы сотрудничества были предложены и фирме «Фаворит плюс», которой я руковожу с 1997 г.

Несколько слов о работах, которые мы успели сделать до прихода «смотрящих» за бизнесом в сфере атомной энергетики Давида Жвании и Николая Мартыненко, поставивших «своего» человека — Юрия Недашковского — руководить НАЭК «Энергоатом».

Нами спроектированы, изготовлены и внедрены многие системы радиационного контроля на всех АЭС страны. В данные системы включено оборудование от ведущих мировых производителей (фирм «Ортек» (США), MGP (Франция), «Радос» (Финляндия) и др.), которым оснащены большинство атомных станций мира.

Эти измерительно-информационные системы позволяют регистрировать уровни радиационных полей и передавать сигналы для включения автоматических систем защиты, оперативно оповещать руководство станций о критических ситуациях, а также вести индивидуальный дозиметрический контроль работников АЭС. Замечу, что на Ровенской АЭС наши системы уже упредили развитие трех аварийных ситуаций, а система дозиметрического контроля, установленная на Южно-Украинской АЭС, была отмечена МАГАТЭ как «лучшая практика», то есть на нее должны ориентироваться и внедрять ее на других атомных электростанциях мира.

Такая же система была заказана Запорожской станцией; мы сделали работу на три четверти объема договора, но нам не дали ее закончить. Прекратили финансирование, но при этом информировали Госкомитет ядерного регулирования, что мероприятие выполнено. Остановились работы и на Южно-Украинской станции. Это произошло в конце 2008 г. В результате не внедрена система радиационного контроля 1-го и 2-го блока ЮУ АЭС. Не завершены работы по созданию автоматической системы радиационного контроля окружающей среды 30-километровой зоны ЮУ АЭС.

Причем никто из заведующих финансами и снабжением «Энергоатома» (ни директор по финансам Ефим Важеевский, ни исполнительный директор по юридическим вопросам и экономической безопасности Наталья Мусевич, ни директор подразделения «Атомкомплект» Валерий Васильков, ни его зам Валерий Годунок) не несут никакой ответственности за срыв выполнения мероприятий по безопасности.

Нам прислали письмо, что работы не будут финансироваться. Точка. А через «посыльного» уведомили о возобновлении работ при условии «премирования» 30% стоимости договора.

Но, во-первых, где эти 30% взять? Мы «откаты» в производство не закладывали. Во-вторых, я не могу нарушать закон и полагаю, что в таких вопросах, как безопасность ядерной энергетики, «темные схемы» не могут быть приоритетами.

Руководство НАЭК «Энергоатом» постоянно ссылается на нехватку средств, что просто не соответствует действительности при уровне финансирования 98,3% от ГП «Энергорынок». К тому же действующее законодательство обязывает оператора предусмотреть в едином тарифе необходимые финансы для обеспечения безопасности. По сути заявлениями о «финансовой несостоятельности» признается наличие иных, более «весомых» приоритетов, чем обеспечение безопасной работы станций, что также выходит за рамки закона.

Правоохранительные органы, которые по долгу службы должны надзирать за соблюдением государственных приоритетов, предпочитают не вмешиваться. Им не всегда понятно, откуда «ветер дует», но разве это может служить оправданием?

Вскоре после «конфликта интересов» в историю втянули СБУ, и мне пришлось добиваться приема у Валентина Наливайченко, чтобы лично информировать, чем «следопыты» занимаются. Сначала нас обвинили в том, что фирма «Фаворит» завозит оборудование из-за границы без таможенного оформления (все декларации, конечно, были в наличии), затем — что возим ядерные материалы без надлежащего контроля. Это же надо придумать — «ядерные материалы»! (А ввоз «ядерных материалов» проходит по статье о терроризме — еще один шаг, и на меня бы надели наручники.) Между тем все оборудование сопровождалось кодом ООН о безопасности, показывающим, что содержание радиоактивных веществ в приборах ниже, чем в пищевых продуктах.

Г-н Наливайченко выслушал и сказал, что вопросы финансирования решить не может, но все проверки будут в рамках закона. Что ж, спасибо за это. Государственная логика. Преследование действительно прекратилось.

Многие реальные проблемы деятельности НАЭК «Энергоатом» тем временем оказались вне зоны видимости. Ведь для наших АЭС сейсмическая опасность на уровне современных стандартов вообще не установлена. Для РАЭС, ХАЭС и ЮУ АЭС первоначальные оценки по устаревшим стандартам 1987 г. были выполнены в 1999—2000 гг., а для крупнейшей в Европе Запорожской АЭС (6 блоков), расположенной в сейсмозоне до 7 баллов, даже первичные оценки сейсмостойкости и обследование конструкций никогда не проводились. В прошлом году «Энергоатом» только утвердил «План мероприятий по оценке сейсмической опасности и проверке сейсмостойкости», выполнение которого начато в авральном темпе после катастрофы в Японии.

Похоже, институты власти не осознали в полной мере последствий подобного попустительства. Цена вопроса очень велика. Украина граничит с Евросоюзом, и второго «Чернобыля» нам не позволят. В случае запрета эксплуатации украинских АЭС со стороны международного сообщества страна буквально погрузится во мрак. Есть опасность введения жестких санкций в целях оказания политического давления — так зачем доводить до этого?

В 2000—2002 гг. в сфере энергетики закончилась эпоха злоупотреблений с помощью векселей с покрытием до 500%, на которых создали свой первоначальный капитал в 90-е отдельные олигархи, продолжающие «крышевать» энергетический рынок, сидя в депутатских креслах.

Но раздутые ими задолженности по топливным поставкам остались не погашенными, перешли в новый век. Можно ли снять этот вопрос? Можно. Законом №2711-IV «О мерах, направленных на обеспечение устойчивого функционирования предприятий топливно-энергетического комплекса» было решено с 1 января 2005-го ввести взаимозачеты просроченных задолженностей предприятий ТЭК за энергоносители по расчетам друг с другом, а также с налоговыми и другими госорганами.

Создан «Реестр предприятий ТЭК», в отношении которых закон не допускает принудительного взыскания задолженностей и не позволяет запускать механизм банкротства по долгам за энергоносители, накопленным до 2005-го г. (а теперь уже до 2007-го).

На самом деле закон оказался неэффективным для решения главной задачи — урегулирования встречных просроченных обязательств, однако был успешно приспособлен для давления на производителей работ и услуг для НАЭК «Энергоатом». Фактически закон №2711-IV стал мощным стимулятором коррупции в атомной отрасли, а также удобным ручным инструментом выдавливания всевозрастающих «откатов».

Как работает этот «механизм принуждения»? Фирма, в чьих услугах нуждается «Энергоатом» (для проведения ремонтных работ, мероприятий по повышению безопасности и т. д.), выполняет комплекс работ. Сделана большая часть, но приходит день, когда платежи за оказанные услуги перестают поступать. В чем дело? Объясняют, что «временно нет средств», но они на подходе, работайте дальше, сроки, мол, поджимают.

Но у фирмы тоже нет свободных средств: она берет кредиты, трудовой коллектив туже затягивает пояса. С фирмы требуют налоги, но откуда их взять, ведь оплата за услуги не производится? Начинаются трения поставщика оборудования с руководством НАЭК «Энергоатом». Как так? Железо установлено, но ни коммутаций, ни программного обеспечения нет. Проблемы усугубляются... Тут-то и приходит время для коррупционного предложения. Не очень скромного — «30% стоимости договора». Тот, кто предлагает, даже не краснеет. Говорит, что не себе. Мол, тем, кто наверху. Такие правила.

Работать подобным образом невозможно. Однако наш бизнес, защищенный государственными программами, не так просто сломить.

Госкомитет ядерного регулирования последние три года систематически фиксировал неудовлетворительное состояние выполнения госпрограмм повышения безопасности и направлял докладные вице-премьеру Александру Турчинову, а потом вице-премьеру Андрею Клюеву о принятии кадровых решений в отношении должностных лиц «Энергоатома». Но предписания ГКЯРУ игнорировались.

«Энергоатом» переходил к публичной критике и подавал в правительство опровергающие пояснительные записки. Это при том что действующее у нас законодательство по ядерному регулированию императивно обязывает оператора выполнять предписания регулятора и запрещает оператору какие бы то ни было действия по уклонению от предписаний регулирующего органа, а также любую его критику перед персоналом ядерных установок.

Наша фирма была вынуждена брать кредиты, продавать имущество; страдали сотрудники.

На сегодняшний день сумма долга за невыполненные обязательства, недофинансированные работы и штрафы за несвоевременные расчеты составляет 35 млн. грн. Но никого это не тревожит. Все зафиксировано в судебных решениях, вступивших в законную силу. Наконец мы подали решения судов на принудительное взыскание в исполнительную государственную службу...

Здесь нас поджидал сюрприз! Должник — НАЭК «Энергоатом» — входит в «Реестр предприятий ТЭК». На этом основании исполнительное производство, ссылаясь на закон №2711, останавливают. Даже не требуют от должника установленных законом документов.

Новым законом №7557 от 13.01.11 продолжено действие так называемого моратория согласно закону №2711 на принудительное взыскание задолженности и возбуждение дел о банкротстве энергетических монополий до 2013 г.

Но какое отношение этот закон имеет к задолженностям по нашим договорам? Задолженность «Энергоатома», которая образовалась по взаиморасчетам за выполнение мероприятий по повышению безопасности эксплуатации АЭС, под действие этого моратория никак не подпадает.

В суде на стороне «Энергоатома» от имени государства выступил прокурор! Оказывается, это в интересах государства не отдавать долги на основании правосудных решений судов! Прокурор не хочет видеть, что идет умышленный срыв наемными государственными менеджерами постановления Кабмина о выполнении госзаказа по повышению безопасности атомной энергетики — через сознательное наращивание задолженности.

Получается, прокуратура стоит не на страже закона, а защищает интересы менеджеров госмонополиста, наращивающих долги в своих корыстных целях. Тот факт, что задолженность возникла не за энергоносители, а за работы по повышению безопасности, прокуратурой игнорируется. Такова специфика прокурорского надзора.

Законом №2711 государственные энергетические монополии злоупотребляют так же и с той целью, чтобы не платить задолженности при взимании сбора за специальное водопользование, что входит в себестоимость производства электроэнергии. То есть нормой стало не платить даже государству ради сохранения коррупционного рычага! И прокуратура это охраняет!

Так, по мнению Счетной палаты, которое стало известно из публикации в «2000» (Генпрокуратура — самая тихая «могила»? — №21 (511), 28 мая — 3 июня 2010 г.), Генпрокуратура не дала надлежащей правовой оценки относительно несоблюдения Министерством топлива и энергетики требований закона №2711 (в связи с предложением Счетной палаты принять меры для взыскания в Госбюджет 320 млн. грн. долга за специальное водопользование на основании результатов аудита за 2008—2010 гг.) и не потребовала привлечь виновных к ответственности.

Председатель Счетной палаты Валентин Симоненко считает, что подобный подход «позволяет должностным лицам, причастным к незаконным операциям с бюджетными ресурсами, уничтожить доказательства своей преступной деятельности и избежать ответственности». Эта характеристика относилась к правительству Ю.Тимошенко, однако, как видим, логика сохранения «чистоты» коррупционного рычага побеждает даже задачу привлечения политического противника к ответственности за экономические преступления.

Воистину, системная коррупция неприкасаема! Норма Конституции о равенстве всех форм собственности игнорируется. Об уголовной ответственности за умышленное неисполнение решений судов, вступивших в законную силу, в прокуратуре нижнего и среднего звена знать не хотят. Слаженный механизм.

Невозможность взыскать долги вынудила нас подать в суд. 22 марта 2011 г. по заявлению предприятия «Фаворит плюс» Хозяйственный суд Киева возбудил производство по делу о банкротстве ГП НАЭК «Энергоатом» в связи с уклонением от выполнения решений судов, вступивших в законную силу, и выплаты задолженности по договорам, заключенным на работы по повышению радиационной безопасности эксплуатации АЭС.

Несколько слов о новом законе №7557 от 13.01.2011, который продолжает процедуру несуществующих взаимозачетов для предприятий ТЭК до 01.01.2013. на основании закона №2711.

Законом №2711, удобным для злоупотреблений и пролонгации действия коррупционных схем, останавливается принудительное взыскание с должников — государственных энергетических монополий, если долги возникли до 01.01.2007 года. Очень подходящее для создания новых долгов.

Здоровые силы во властных структурах поставили перед президентом вопрос о ликвидации этого позорного явления. На продление действия закона №2711 в самом начале этого года президент наложил вето. Парламент вето поддержал.

Но народный депутат Мартыненко с группой поддержки выдвинули новый вариант того же закона, сумев убедить депутатов, что это безобразие надо продлить еще немножко, так как, мол, «накоплены большие долги за энергоносители, а платить нечем». Однако для расчетов с Россией деньги есть. С ней шутить опасно.

Интересно, что в 2009—2010 гг. на аффилированные с господами, «смотрящими» за НАЭК «Энергоатом», компании через высший уровень исполнительной службы Минюста, добровольно, по согласованному графику со счетов «Энергоатома» регулярно списывалась возникшая до 01.01.2007 г. задолженность в общей сумме более 150 млн. грн. именно за энергоносители (отработанное ядерное топливо). Себе — ничего не жалко. Пресловутая справка из «Реестра» в исполнительную службу менеджерами НАЭК «Энергоатом» не предъявлялась.

Воры рулят- надпись - Одесский ПолитикумНа этом фоне весьма проблематично выглядят планы правительства по привлечению крупномасштабных инвестиций в энергетику страны. При существующей системе «смотрящих» за энергетическими монополиями инвесторы окажутся в ловушке. И государственные гарантии в форме постановления Кабмина не помогут. Ведь закон №2711 выше по статусу. Зарубежные партнеры, работающие в области энергобезопасности, мягко говоря, пребывают в недоумении от украинских реалий.

Зло от коррупции в том, что она растет, как раковая опухоль, и, как наркотик, подавляет даже инстинкт самосохранения. Утаить это явление становится невозможным.

И самое тревожное: существующая система коррупции приводит к тому, что производство ядерной энергии в Украине на сегодняшний день реально небезопасно. Но объяснять это мировому сообществу придется не Жвании и не Мартыненко, а политикам, принявшим ответственность за страну.

Сумеют ли они обуздать коррупцию в атомной энергетике и адекватно отреагировать на новые вызовы, диктуемые событиями на международной арене, и тем самым обеспечить энергетическую безопасность нашей страны? В канун 25-летней годовщины аварии на ЧАЭС хочется думать, что да, сумеют.

08.08.2016

Виктор Сухоруков по материалам интернет - издания 2000, специально для Одесского Политикума

Читайте и смотрите в тему:

15.04.08 - ЯДЕРНЫЕ АФЕРЫ ПО - БЮТовски : Атомные энергобароны Украины

31.03.08 - ЯДЕРНЫЕ АФЕРЫ ПО-БЮТовски: ОДЕССА ДОЛЖНА ЗНАТЬ СВОИХ ЗЕМЛЯКОВ!

1.06.11 - АТОМНЫЕ ЭНЕРГОБАРОНЫ УКРАИНЫ: Коррупция на уровне атомов - 2

 

<<< НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ

НАВЕРХ

Все права на информацию защищены  © "Одесский Политикум" 2011