У  нас  Вы  сможете  найти  всегда то,  о  чем  другие  молчат...                   Редакция принимает к опубликованию материалы, от солидарных с нами журналистов.    Наш адрес: politikym@pisem.net.           Редакция оставляет за собой право публикации Ваших материалов.        Редакция не вступает в переписку с корреспондентами.       

2

ЭКОНОМИКА

<<< НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ

ЧИТАЙТЕ  В  ТЕМУ

 

НЕОФИЦИАЛЬНАЯ ПОЛИТИКА НАТО на ЮГО-ЗАПАДЕ УКРАИНЫ: Нелегко закрыть Дунайские ворота Украины

 ... И вообще хватит с нас государственной деятельности.
Пора заняться делом ...

И. Ильф и Е. Петров

Общество против беззакония - надпись - Одесский Политикум

Ключ к Евразии: НАТО прижимает Россию к стенке

Глубоководный судовой ход «Дунай — Черное море» (ГСХ) — мощнейший, амбициозный и экономически важный проект Украины — уже несколько лет находится под угрозой ликвидации. Много сил для этого прилагает Румыния, подрывая авторитет нашей страны как правового государства на международной арене, и ее потуги понятны: ей не нужен сильный конкурент, «перетянувший» на себя 40% судопотока на Нижнем Дунае. Но есть еще одна организация, заинтересованная в ослаблении позиций Украины в приграничном регионе. Та, что размещает военные базы возле наших западных границ.

Однако о факторе влияния НАТО и международных фондов на судоходную ситуацию в Придунавье принято помалкивать. Как и о тех наших соотечественниках, в том числе высокопоставленных, которые ставят иностранные интересы выше национальных.

Перевозка руды, и металла, и зерновых, нефть, и угля по Дунаю - Одесский Политикум Несомненно, этот проект имеет огромный потенциал для Украины не только в экономической сфере, но и в социальной и внешнеполитической. И действия, направленные против его реализации, создают угрозы государственной безопасности страны.

Речь идет о скоординированной международной деятельности стран НАТО и ЕС против Украины, направленной на недопущение реализации ее транзитного потенциала.

Проще говоря, одной рукой зовут в Европу, другой — отрезают от грузопотоков.

К истории вопроса

Принятые в 2004 г. на правительственном уровне решения позволили в течение нескольких лет построить на Дунае канал для прохождения судов полностью по украинской воде — устью (или гирлу) Быстрое. Торговое судоходство по нашей территории, утраченное в годы развала СССР, было возобновлено. С 1997-го по 2005 г. Румыния оставалась монополистом судоходства на данном участке, имея 4 судоходных канала.

Так исторически сложилось, что румыны первыми начали строительство искусственных сооружений для судоходства, построив канал в Сулинском устье еще в 1857—1881 гг., — по нему до сих пор проходит более половины всех судов в низовьях Дуная.

СССР достаточно активно использовал устье Быстрое до 1958 г., но в 1957-м заработал искусственный судоходный канал Прорва — продолжение Очаковского устья, однако и по Быстрому, и по Прорве курсировали в основном мелкосидящие суда и баржи.

Эксплуатация Прорвы с каждым годом становилась все дороже: если в конце 50-х приходилось ежегодно поднимать со дна 150—200 тыс. кубометров грунта, то уже в середине 80-х — 4—5 млн. кубометров. Поэтому как только прекратилось государственное финансирование, Прорву занесло илом, а судоходство стало невозможным с 1997 г.

Строительство по масштабному проекту «Создание глубоководного судового хода «р. Дунай — Черное море» на украинском участке дельты. Первый этап» началось 15 мая 2004 г., и уже в августе того же года было открыто судоходство по ГСХ, правда, с ограничением осадки судов до 5,0 м.

Постройка украинского канала обошлась в 540 млн. грн., а поддержание в рабочем состоянии — до 40 млн. грн. ежегодно: эти средства идут на постоянные дноуглубительные работы. Это обычная практика для судоходных каналов, проложенных через дельты крупных рек.

Согласно Программе комплексного развития Украинского Придунавья, утвержденной постановлением Кабмина 31 марта 2004 г., ГСХ является основным стратегическим объектом для социально-экономического развития Придунайского региона (включает Измаильский, Килийский, Ренийский, Болградский районы Одесской области), который, к сожалению, имеет статус «депрессивного».

Благоприятное географическое расположение украинского участка дунайской дельты на пересечении транспортных коридоров, разветвленная сеть железнодорожных и автомобильных дорог, наличие мощного потенциала морехозяйственного комплекса, современные морские порты Измаил, Рени, Усть-Дунайск, судоремонтная и судостроительная базы Измаила и Килии — все это, несомненно, повышает привлекательность украинского глубоководного судового хода. Обеспечен удобный, безопасный и круглосуточный режим судоходства на протяжении всего года.

Ежегодно по устью Быстрое проходит более 1400 судов с осадкой до 5,8 м. Объем грузопотока, который проходит через украинскую часть дельты, достигает 3 млн. т в год, через румынскую — до 3,5 млн. т в год.

Общая стоимость оплаты услуг на этом участке (лоцманское, портовое обслуживание и т. д.) составляет около 2 млрд. долл. в год. Украинская доля — примерно 40—46% этой суммы. При этом прохождение через «украинские ворота» обходится на 40% ниже по сравнению с запросами румынского конкурента.

К преимуществам отечественного пути по Дунаю эксперты относят лучшую пропускную способность, обеспечивающую двустороннее судоходство. Также в отличие от Сулинского канала оно может осуществляться круглосуточно.

Через ГСХ прошли суда под флагами Украины (более 28%), России, Сьерра-Леоне, Турции, Молдовы, Панамы, Мальты, Болгарии, Либерии, Грузии, Доминиканской Республики, Камбоджи, Коморских островов, Танзании, Ямайки и др. Основные грузы — руда, черный металл, зерновые, нефтепродукты, уголь.

Однако украинский судоходный канал с самого начала строительства относили к «проблемным»: трасса проходит через Дунайский биосферный заповедник, и это козырная карта в руках официального Бухареста, желающего сохранить монопольное положение в судоходстве в дельте Дуная.

Конечно же, перед нашим западным соседом стоят задачи сохранить доминирование в западной части акватории Черного моря, и в правительственной программе Румынии к перечню главных целей отнесено продвижение роли государства как регионального лидера на указанном пространстве.

Но это же не дает права игнорировать цивилизованные рыночные отношения, строящиеся на антимонопольных законах, а если Украина остановится в развитии и эксплуатации ГСХ, «Дунайскими воротами» 7-го Международного транспортного коридора будет заведовать одна Румыния.

Кстати, в настоящее время она сохраняет монополию по обслуживанию тяжелогрузных судов с глубокой осадкой свыше 5,8 м.

Здесь будет уместно вспомнить и слова вице-президента компании «Украинское дунайское пароходство» Евгения Самошина, сказанные в интервью «2000», что «7-й транспортный коридор географически должен проходить именно через наш участок с выходом в Черное море. Ведь идея панъевропейского транспортного проекта и заключается в том, чтобы каждый из сети европейских транспортных коридоров захватывал как можно большее количество стран».

Кампания экологической дискредитации

Информационная экспансия по распространению данных об экологической опасности от строительства и эксплуатации именно украинского канала позволяет говорить о политике двойных стандартов и грубого давления на Украину с использованием неполной и предвзятой информации. На это указывают и материалы дипломатической переписки Румынии с Украиной и международными организациями.

Целенаправленная работа по противодействию национальным интересам Украины относительно реализации данного проекта не раз приносила свои червивые плоды.

Наши соседи прекрасно понимали, что могут «отодвинуть» конкурента, воспользовавшись природоохранным аспектом, заручившись поддержкой международных экологических организаций. И после «чрезвычайных тематических» заседаний румынского правительства и высшего совета обороны страны было принято решение о принятии мер, направленных на проведение «независимой» экологической экспертизы проекта создания Украиной судоходного канала и осуществления комплекса мероприятий для «минимизации негативных социально-экономических последствий» для Румынии от реализации украинского ГСХ.

В том же 2004 г., когда на строительство канала были выделены первые средства, Румыния обвинила Украину в нарушении требований и процедур международной Конвенции об оценке влияния на окружающую среду в трансграничном контексте (Espoo Convention), послав соответствующую депешу в ООН.

СПРАВКА «2000»: Espoo Convention была принята 25 февраля 1991 г. и является природоохранной структурой ООН, подразделением Европейской экономической комиссии со штаб-квартирой в Женеве.

Этот демарш поставил нашу страну в невыгодное положение оправдывавшегося и осложнил внешнеполитические отношения с международными организациями. На что, собственно, и рассчитывала румынская сторона.

Украина в свою очередь проявила «сверхдипломатическую» осторожность. Хотя, наверное, стоило бы уже тогда попросить официальный Бухарест прекратить проводить деятельность, направленную на блокирование развития объектов, имеющих важнейшее народнохозяйственное значение, и приводящую к усилению экономической зависимости нашего государства от других стран. И подчеркнуть, что экологические претензии Румынии имеют исключительно экономическую подоплеку.

Развернутая кампания против попыток Украины восстановить судоходство на украинском участке Дуная не ограничилась жалобами правительствам влиятельных стран ЕС. Бухарест отважился вредить физически: СМИ сообщали, что на некоторых участках судового хода румынской стороной проводились насыпные работы, с тем чтобы перекрыть возможность полноценного использования ГСХ.

Показательно, что в этой ситуации МИД Украины не подал даже ноту протеста (не говоря уж о судебном иске против Румынии): видимо, чтобы не навредить «добрососедству» с государством, которое на тот момент было главным кандидатом на членство в ЕС, и не помешать евроинтеграционным интересам Киева.

Настораживают и сведения, что Румыния пытается строить новые каналы, помимо Сулинского устья, например канал «Дунай—Бухарест». И с экологией, оказывается, у них все в порядке, хотя два (в Сулинском и Георгиевском устьях) находятся в той же дельте, где не хотят, чтобы строили мы.

А, скажем, во время визита министра иностранных дел Румынии Т. Баконски в Украину в 2011 г. им декларировалось достижение позитивных для нашей страны результатов относительно решения проблемных вопросов вокруг ГСХ. Однако на официальном сайте МИДа Румынии (www.mae.ro, где проблемам строительства украинского ГСХ в устье Быстрое посвящен целый раздел) вскоре после визита было размещено интервью (изданию Agerpres, 10.11.2011 г.), где г-н Баконски быстро сменяет милость на гнев, настаивая, чтобы Украина придерживалась требований международных конвенций по ГСХ.

Зеленые заработки зеленых активистов

Не остались в стороне от проблемы и США. Например, в ходе визита (12.06.2003 г.) в Измаил (который называют неофициальной столицей Придунавья) представитель экономического отдела посольства США в Украине Мишель Дастин-ван-Райн, видимо, всей душой проникшись к флоре и фауне Дунайского биосферного заповедника, заявила, что будет докладывать конгрессу США об угрозе экологической катастрофы в Придунайском регионе, через который проходит устье Быстрое. А если экономические вопросы будут волновать Украину больше, чем экологические, то было сказано, что руководство США найдет возможность повлиять на Президента Украины.

Есть и в нашем государстве «зеленые» активисты, готовые передать Дунайское судоходство в руки соседей, принести в жертву социально-экономическое развитие припортовых регионов Одесской обл., ввергнув их в еще большую депрессию. Тем более что эта «экологически чистая» миссия, наносящая вред государственным экономическим и политическим интересам, позволяет активистам-общественникам набивать карманы твердой валютой.

Международная благотворительная организация «Экологія—право—людина» с офисом во Львове (ЭПЛ — www.epl.org.ua, раньше называлась «Экоправо-Львов») ведет активную протестную работу против строительства и эксплуатации ГСХ с 2003 г.

Проводит правовые консультации, общественные слушания, рассылает обращения к высшим органам исполнительной власти Украины и в международные организации, рассказывая о негативных последствиях данного проекта. Готовит судебные иски.

Она приложила немало усилий для того, чтобы в 2005 г. были созданы предпосылки к приостановке строительных работ, указав, например, в письме на имя Президента Украины (от 02.02.2005 г.), что «против строительства ГСХ выступают правительства США и Румынии».

По искам ЭПЛ трижды в судебном порядке выяснялась правомерность экспертных выводов Министерства охраны окружающей природной среды (в 2010-м реорганизовано в Министерство экологии и природных ресурсов) о проекте создания ГСХ. Однако до настоящего времени нарушений природоохранного законодательства судебными органами не установлено.

«Комплексный экологический мониторинг окружающей среды при возобновлении глубоководного судового хода «Дунай — Черное море», проведенный в 2005 г. с привлечением ведущих профильных институтов и организаций Украины, в том числе и НАНУ (обобщал материалы Украинский научно-исследовательский институт экологических проблем —УкрНИИЭП, Харьков), показал, что существенного негативного влияния на окружающую среду этот проект не оказывает.

Результаты мониторинга экологических изменений р. Дунай, который с 2005 г. проводится УкрНИИЭП, также свидетельствуют об отсутствии негативного трансграничного влияния от строительства и эксплуатации канала.

В результате выполнения дополнительных исследовательских работ, как того требовала Конвенция Espoo, и по замечаниям общественных экологических организаций было вновь обосновано, что создание глубоководного судового хода «Дунай — Черное море» по устью Быстрому не противоречит ни украинскому природоохранному законодательству, ни международным обязательствам Украины. О том же говорится и в комплексном выводе Центральной службы «Укринвестэкспертизы» Министерства строительства, архитектуры и ЖКХ.

Но для функционеров из ООН жалобы львовских экологов оказались значимее официальных документов.

И в результате созданного негативного информационного фона дноуглубительные работы в русле Быстром были приостановлены приказом Минприроды (от 07.06.2005 г.) «на период проведения проверки соблюдения норм и требований законодательства при осуществлении экологической экспертизы». При этом Минприроды учитывало рекомендации МИДа Украины.

К тому же в июле 2005-го в связи с весенне-летними наводнениями и тремя экстремальными дождевыми паводками произошло интенсивное заиление недостроенного судового хода, и судоходство по устью Быстрому стало невозможным.

Остановка строительства более чем на 2 года имела значительные негативные экономические последствия. По данным заказчика строительства ГП «Дельта-лоцман», это привело к потере освоенных в 2004 г. средств в размере 29,2 млн. грн., доходов от канальных, лоцманских, портовых и др. сборов, перегрузочных работ украинскими портами в 2005 г. в размере 32 млн. грн., убыткам за прохождение судов отечественными судоходными компаниями через румынский Сулинский канал — до 8 млн. грн. И т. д. — общая сумма прямых убытков, обозначенная ГП, составляет около 200 млн. грн.

Нельзя не вспомнить и о немалых убытках компаний морского бизнеса, грузовладельцев и перевозчиков, а также убытках по контрактам иностранных компаний, которые потеряли возможность использовать более эффективный и экономный проход.

И хоть в 2006 г. повторная экологическая проверка проекта ГСХ «Украгроинвестэкспертизой» вновь установила, что он соответствует и украинским, и международным нормам, в том же году труд львовских экологов из ЭПЛ по противодействию строительству украинского канала был отмечен по достоинству — представители ЭПЛ получили в США международную экологическую премию Голдмана в размере 125 тыс. долл.

Оживление путем умерщвления

В 2007 г. канал все же был восстановлен, а в 2008-м СНБО определил ГСХ приоритетным направлением развития отрасли торгового мореплавания (документ «О мероприятиях по обеспечению развития Украины как морского государства» был закреплен указом президента 20.05.2008 г.).

2008—2009 гг. стали украинским прорывом на Дунае — демонстрацией усиления интересов Украины как независимого государства и морской транзитной державы.

Но в марте 2009-го теперь уже Орхусская конвенция ООН («О доступе к информации, участии общественности в принятии решений и доступе к правосудию по вопросам, касающимся окружающей среды», штаб-квартира расположена в датском городе Орхус) вынесла Украине предупреждение, которое стало еще одним ударом по государственному имиджу.

К слову, учредитель ЭПЛ, гражданка Украины Светлана Кравченко (скончалась в 2012 г.) была членом Комитета по соблюдению Орхусской конвенции и постоянно проживала в США. Средства на «экологическую» деятельность организация с 2003 г. получает от американского частного Фонда им. Чарльза Стюарта Мотта, а с 2009 г. — также от известного своей вездесущей деятельностью Международного фонда «Відродження», финансируемого Джорджем Соросом.

СПРАВКА «2000». Фонд Мотта — общественная организация, которая реализует правительственные программы и контролируется государственными органами США, осуществляющими деятельность по сбору политической, социально-экономической информации, оказывает финансовую и профессиональную помощь политическим общественным организациям так называемой демократической ориентации, устанавливает контакты с их лидерами и активистами, а также представителями властных структур и госучреждений.

Но и это еще не все способствующие деятельности ЭПЛ структуры. С полным списком вы можете ознакомиться на сайте организации «Екологія-право-людина» (epl.org.ua/pro-nas/finansova-pidtrimka) — их — аж 21, среди которых DOEN Фонд, Фонд «Евразия», посольство Королевства Нидерландов в Украине, Агентство по международному развитию США (USAID)...

При таком количестве грантодателей можно было бы ожидать, что деятельность организации будет более эффективной. Однако на сайте ЭПЛ о конкретных делах рассказывается скромно. С 1994 г. всего 12 экологических проектов — не мало ли? (epl.org.ua/pravo/uchast-gromadskosti/spravi/).

Также там говорится, что воспитанники ЭПЛ — студенты-правоведы — подали 37 исков. Но подать — это одно дело, выиграть — совсем другое. И коль скоро о судебных победах не говорится ничего, надо понимать, потенциал еще наращивать и наращивать.

Кстати, в настоящее время ЭПЛ активно включилась в борьбу против добычи сланцевого газа, и хотелось бы, чтобы в ней львовяне были такими же принципиальными, как и в случае с дунайскими проблемами. Тем более что речь идет об Олесской площади в их родной Львовской, а не Одесской области.

Итак, как видим, реализация прорумынского и антиукраинского проекта по ликвидации ГСХ финансируется, координируется и контролируется из-за границы.

Как это на первый взгляд ни странно, румынскую позицию поддерживает и общественный экспертный совет при Комитете по вопросам сотрудничества Украины и ЕС (функции координатора рабочей группы по развитию Дунайского региона выполняла представительница ЕПЛ Ольга Мелень, которая трижды судилась с государством с целью прекратить строительство ГСХ «Дунай — Черное море»). Этот совет был создан народным депутатом Григорием Немырей, заместителем председателя ВО «Батькивщина», во время его пребывания на посту вице-премьер-министра в правительстве Юлии Тимошенко.

Г. Немыря создал Межведомственный координационный совет по вопросам реализации в Украине Конвенции Espoo, который лично возглавил.

Члены этого совета стали подписантами (11.08.2008 г.) письма в адрес Конвенции Espoo, которым украинская сторона отозвала решение относительно проекта II этапа строительства ГСХ, принятое 28.12.2007 г.

И тут уж немудрено, что 27.04.2010 г. «Відродження» поддержало информационно-правовой проект ЭПЛ под названием «Стимулирование украинской общественности к участию в реализации Европейской стратегии развития Дунайского региона», предоставив грантовые средства в сумме 140 тыс. грн.

Группа во главе с О. Мелень проделала немало «полезной» работы: приветствовала позицию Румынии на различных международных совещаниях, принимала участие в подготовке тенденциозных телепрограмм с привлечением иностранных журналистов, акцентируя внимание, конечно же, на негативных экологических последствиях от развития ГСХ, составила документ под названием «Предложения к Плану действий стратегии ЕС для Дунайского региона», который содержит перечень мероприятий, фактически лишающих Украину возможности развивать судоходство в дельте Дуная.

Именно материалы этой рабочей группы легли в основу составления правительственного документа по рассматриваемой проблеме.

«Украина действительно подтвердила свои интеграционные намерения, помогла раскрыть проблемы Дунайского региона и поднять их на государственный уровень», — заявила Ольга Мелень в октябре 2010 г., подчеркнув необходимость более тесного экономического, научного и социального сотрудничества украинской части региона с европейской.

Но не об экономике и повышении уровня жизни жителей думают «общественные стимуляторы»

Главное, что «наш Дунайский регион функционирует не изолированно, все экологические проблемы являются трансграничными», что «при доработке официальной позиции Украины Минрегионстрой включил комментарии общественности» и «наработанные предложения должны быть отображены в «Плане действий к Дунайской стратегии ЕС», а их выполнение «оживит культурные и экономические связи между странами».

Как же, оживит. Особенно экономические. Когда украинский ГСХ простаивал, румыны «драли» с наших судовладельцев от 2,5 до 5 тыс. долл. за проход одного судна, и отечественные судоходные компании ежегодно теряли не меньше 1 млн. долл.

Между тем II этап строительства ГСХ предусматривает увеличение проходной осадки судов до 7,20 м, что существенно повысит транзит и пропускную способность отечественной части дельты Дуная. Планируется также модернизировать объекты транспортной инфраструктуры по трассе ГСХ (судоремонтное производство, судовое снабжение, туризм и т. д.).

По словам Александра Голодницкого, директора ГП «Дельта-лоцман», которое отвечает за содержание и эксплуатацию украинского канала, после реализации этого проекта в украинскую дельту Дуная перейдет как минимум 60% грузопотока.

У них в Румынии с экологией все в порядке - Одесский ПолитикумНо беда в том, что приступить ко второму этапу Украина не может. Основное препятствие для дальнейшей реализации и завершения проекта — неурегулированность процедуры, предусмотренной Конвенцией Espoo.

Определенные ожидания имелись перед V Совещанием сторон в рамках данной конвенции в июне 2011 г., но никаких сдвигов этот саммит не принес. Страны—участники конвенции отметили усилия Украины по имплементации положений документа в национальное законодательство, но предупреждение от 2008 г. о нарушении требований конвенции осталось в силе.

Молчание «лидеров»

Одесская общественная организация «Центр региональных исследований» (ЦРИ) (И. Г. Студенников и О. А. Дьяков) реализует украинско-румыно-молдавский научно-исследовательский проект «Общий экологический мониторинг, оценка и обмен информацией ради интегрированного управления регионом дельты Дуная» с 2007 г. На это выделяются средства Международной комиссии по защите реки Дунай (МКЗД).

СПРАВКА «2000». МКЗД была создана в октябре 1998 г. как исполнительный орган Конвенции по защите реки Дунай, в которую вошли 11 стран Дунайского бассейна: Германия, Австрия, Словения, Хорватия, Чехия, Венгрия, Словакия, Болгария, Румыния, Молдова и Украина. Впоследствии к ним присоединились Босния и Герцеговина, Черногория, Сербия и Европейский Союз. Под эгидой МКЗД был разработан и принят в феврале 2010 г. всеми сторонами—участниками конвенции План управления бассейном реки Дунай.

К сожалению, и «международная наука», проводимая ЦРИ, не направлена на поддержку официального экологического мониторинга по реализации проекта отечественными институтами.

В мае прошлого года в пресс-клубе Министерства иностранных дел представители ЦРИ презентовали информационный отчет «2011: председательствование Украины в МКЗД», заявив, что в последнее время Украиной предпринят ряд шагов по усилению своего присутствия на Дунае, но «предстоит сделать еще немало для того, чтобы наша страна действительно могла занять место одного из региональных лидеров в бассейне Дуная».

Но что же это за «присутствие»? В чем заключается «лидерство»?

В том и заключается, что в 2011 г. Украине дали «порулить» в МКЗД, благодаря чему «впервые в истории сотрудничества между Украиной, Румынией и Республикой Молдова состоялось совместное экспедиционное обследование дельты Дуная в конце сентября — начале октября 2011 г.».

Кроме того, впервые в истории МКЗД председательствующая страна уделила столь значительное внимание широкому информированию общественности. По сообщению «Рупора Одессы» (rupor.od.ua/news/Okno-v-Evropu-s-vidom-na-Dunaj/), до сих пор ни одна из стран, возглавлявших МКЗД, не ставила перед собой такой задачи: «Это стало возможным благодаря совместной инициативе Министерства иностранных дел, одесского Центра региональных исследований и...» Ну конечно же, «благодаря финансовой поддержке Международного фонда «Відродження». «Наша позиция заключается в том, — витиевато заявил исполнительный директор ЦРИ Игорь Студенников, — что демонстрация евроинтеграционного вектора развития украинского общества, различных его групп является фактором, способным усилить евроинтеграционные перспективы нашей страны».

В этом и весь смысл «присутствия». За проект «Активизация участия Украины в деятельности Международной комиссии по защите реки Дунай», которым одобряются румынские инициативы по расширению пределов Дунайского биосферного заповедника, ЦРИ получил от соросовского «Відродження» 190 тыс. грн., позволивших закрыть глаза на существование важнейших отечественных интересов.

И если в 2003-м о возобновлении судоходства на украинском участке Дуная говорили как об одном из направлений евроинтеграционного курса, предполагающего диверсификацию транспортных путей в рамках 7-го Международного транспортного коридора, то теперь евроинтеграционные перспективы предполагают остановку в развитии судоходного канала.

И на прошедшем в апреле 2012 г. — первом после семилетнего перерыва — заседании украинско-румынской комиссии по вопросам экономического, промышленного, научного и технического сотрудничества проблемный вопрос о ГСХ «Дунай—Черное море» даже не поднимался. Храним «гордое» молчание.

СПРАВКА «2000». Итак, всего в 2009—2011 гг. фонд «Відродження» профинансировал четыре проекта, осуществленные представителями общественных организаций ЭПЛ и ЦРИ с целью прекращения строительства канала:

— 27.04.2010 г. ЭПЛ получила грант №43532 в размере 140,461 тыс. грн. за проект «Стимулирование украинской общественности к участию в реализации Стратегии ЕС для Дунайского региона»;

— 20.05.2010 г. ЭПЛ получила грант №41733 (98,4 тыс. грн.) за проект «Улучшение доступа к экологической информации путем стимулирования открытости соответствующих государственных органов»;

— 07.02.2011 г. ЭПЛ получила грант № 43781 (178,150 тыс. грн.) за проект «Информирование и активизация участия общественности в формировании Национального плана действий относительно Стратегии ЕС для Дунайского региона»;

— 31.03.2011 г. ЦРИ получил грант № 44304 (190,065 тыс. грн.) за проект «Активизация участия Украины в деятельности Международной комиссии по защите дельты Дуная».

1995-й. Заповедные $1,5 млн.

Невидимая Хазария

Украина это

Третья Хазария,

предусмотрительно

выстроенная

 ... по всем правилам

"сионской мудрости"

Но почему же такую заботу об экологических проблемах Придунавья проявляет соросовский фонд? Видимо, здесь следует учитывать то обстоятельство, что Румыния является членом НАТО, а Украина находится в постсоветском лагере, и совершенно очевидно, в чьем приграничном превосходстве заинтересован «мировой гегемон». Вашингтон не скрывает стремлений утвердить свои позиции в Черноморском регионе — масштабные работы в румынском порту Аджиджа, создание рекреационных баз в уезде Констанца, обсуждение детальных планов размещения военных баз...

Чем ответит украинский верховный главнокомандующий, сказать сложно, но не будем забывать, что в соответствии с Военной доктриной Украины Румыния все еще относится к странам, представляющим потенциальную угрозу в стратегической военно-политической сфере.

К слову, в 2010 г. на заседании правительственного комитета по экономическим реформам, Виктор Янукович заявил:

«Выступаю за продолжение развития ГСХ. Румыния выступает против строительства этого канала. Однако мы будем решать этот вопрос, чтобы всем стало понятно, что нас никакие разговоры вокруг этого не остановят. Я обращаюсь к тем, кто выполнял заказ для того, чтобы остановить Украину в решении этого вопроса. Развитие транспортной инфраструктуры и возвращение активной роли Украины в транспортных потоках являются одним из национальных приоритетов».

Хватит ли у власти политической воли и твердости придерживаться этой позиции дальше? Должно хватить. Ведь, несмотря на мощное противодействие и «природоохранные» спекуляции отечественных общественников, украинский ГСХ медленно, но уверенно идет вперед. Есть поводы и для оптимизма, и для дальнейшей работы.

Например, в январе этого года был установлен своеобразный рекорд — по каналу в устье Быстрое прошло 131 судно под флагами 19 стран. Это максимальное количество судопроходов в это время года с момента открытия украинского маршрута. За тот же месяц по Сулинскому каналу было осуществлено 107 судопроходов. Так что наши «ворота» нормально держатся.

Всей этой проблемы могло не быть, если бы в 1995 г. украинские власти не позарились на кредит Всемирного банка в размере $1,5 млн. на организацию природного заповедника «Дунайские плавни» на базе Дунайского биосферного заповедника, что привело к увеличению площади заповедника в три раза — до 46,4 тыс. га.

Так что винить в происходящем нужно не только международные организации и купленных ими отечественных «экологов», но и чиновников-временщиков, для которых транзитный потенциал страны — пустой звук.

При подготовке материала были использованы ссылки на ресурсы:

№37 (668) 13 – 19 сентября 2013 г.

26.07.2016

Виктор Сухоруков по материалам интернет - издания 2000, специально для Одесского Политикума


От редакции:

This is хорошо - надпись - Одесский ПолитикумСудьба, прошлое и перспективы глубоководного судоходного канала «Дунай — Черное море» — слишком обширная и сложная тема, чтобы ее можно было раскрыть в рамках одного номера. Сегодня мы предлагаем читателям мнение Антона Сергиенко — но, конечно же, мы знакомы и с критикой как самого грандиозного проекта, так и с упреками в адрес людей и структур, над ним работавших и работающих.

Не все считают данный судоходный канал благом. Многие, например, задаются вопросом: куда исчезают десятки миллионов бюджетных гривен, ежегодно выделяемых на углубление регулярно заиливающегося русла? За названием ГП «Дельта-лоцман» тянется шлейф достаточно двусмысленных историй. И немало экологов и биологов уверены, что вред, причиняемый уникальному Дунайскому биосферному заповеднику, несопоставим с выгодой нескольких нуворишей.

В ближайшее время мы опубликуем и другие материалы, посвященные каналу «Дунай — Черное море». А наших читателей и всех специалистов, знакомых с ситуацией на объекте и в регионе, просим поделиться своими соображениями и мыслями. Ждем ваших писем и статей!

Дмитрий Надзоров, специально для Одесского Политикума

Читайте и смотрите в тему:

Современная политика ЕС и США в Большом Черноморско-Каспийском регионе

Чего желают Соединенные Штаты Украине в 2013 году?

Кто и как будет рвать Украину

9.03.12 - Реализация энергетической стратегии развития  - залог экономического процветания  региона. Владимир Максимович

<<< НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ

НАВЕРХ

Все права на информацию защищены  © "Одесский Политикум" 2013