У  нас  Вы  сможете  найти  всегда то,  о  чем  другие  молчат...                   Редакция принимает к опубликованию материалы, от солидарных с нами журналистов.    Наш адрес: politikym@pisem.net.           Редакция оставляет за собой право публикации Ваших материалов.        Редакция не вступает в переписку с корреспондентами.


 

 

<<<

 

СТАЛИН: ПРАВДА И ЛОЖЬ

.    -  -

В. Жухрай

Сталин: правда и ложь Издательство: Сварогъ, 1996 г. Твердый переплет, 352 стр. Тираж: 20000 экз. Формат: 84x108/32

Опубликовано: Жухрай В.М. Сталин: правда и ложь. М.: Сварогъ, 1996. "Сталин поднял Россию из пепла. Сделал великой державой. Разгромил Гитлера. Спас Россию и человечество". А.Керенский (Из интервью).

День и ночь громили Сталина, Он и так, и эдак бит, Но слетела лишь окалина - Как стоял, так и стоит.

Г.Иванов.

ОГЛАВЛЕНИЕ

1.

2.

3.

4.

.

5.


В СХВАТКЕ С НЕМЕЦКИМ ФАШИЗМОМ

ПРОСЧЕТ АДОЛЬФА ГИТЛЕРА

Субботний день у профессора Преображенского выдался сложный. С утра две ответственные консультации, затем — обход палат в стационаре, а после обеда, когда уже подумывал уехать домой (обещал жене пораньше приехать на дачу в Переделкино), вдруг привезли жену наркома, у которой открылось горловое кровотечение — последствие неудачно вырезанных гландов. Женщина оказалась капризной и к тому же трусихой. Долго не решалась раскрыть рот. Опасаясь, что она чего доброго захлебнется собственной кровью и за эту дуреху придется отвечать, Борис Сергеевич, изменив своей обычной корректности в обращении с людьми и пациентами, тем более пациентками, не сдержался и прикрикнул на женщину. И та, то ли растерявшись от неожиданности, то ли сама испугавшись возможных последствий своего упрямства, вдруг широко раскрыла рот. И профессор смог наконец остановить кровотечение. Когда закончил и, помыв руки, собрался снять халат, его срочно вызвали в наркомат для участия в консилиуме в связи с внезапной смертью ответственного сотрудника. И лишь к часу ночи 22 июня 1941 г. профессор наконец попал домой. Уставший, он решил побыть один в городской квартире, а на дачу поехать утром. Известив об этом по телефону жену, Преображенский поужинал по-холостяцки яичницей и чаем и вышел перед сном на балкон. Москва сверкала внизу мириадами огней. Подгоняемый теплым июньским ветром в воздухе кружился тополиный пух. Казалось, что лето вдруг отступило и на улице разгулялась снежная метель. Борису Сергеевичу даже припомнились слова из услышанной когда-то песни: Вьюжит тополиная метелица, Пухом нежным по дорожкам стелется. Зачарованный причудливым зрелищем, Преображенский, забыв усталость и сон, долго стоял на балконе. Он не сразу услышал звонок. И лишь когда тот повторился — более громко и продолжительно — Борис Сергеевич наконец подошел к двери. — Кто там? Из-за двери ответили: — Открывайте, НКВД. Отперев дверь, Преображенский увидел перед собой трех молодых людей в военной форме. Не ожидая приглашения, они тотчас вошли в квартиру. Предъявивший удостоверение на имя капитана госбезопасности сказал: — Собирайтесь, профессор, поедете с нами. Борис Сергеевич почувствовал, как у него вдруг отяжелели ноги. Однако он еще попытался сохранить самообладание и придать своему голосу лишь оттенок удивления. — Куда? — Там узнаете. Преображенский, с трудом подавляя волнение, попросил: — Разрешите позвонить жене на дачу. — У нас нет времени, — сухо ответил капитан. — Собирайтесь. Сомнений больше не оставалось — это арест. Помедлив, Борис Сергеевич тихо, почти равнодушно проговорил: — Мне собирать вещи? — Этого не потребуется. Возьмите только ваши инструменты. Освежающий воздух мгновенно наполнил легкие, и на несколько секунд перехватило дыхание. Вероятно, внезапно нахлынувшее облегчение отразилось в глазах профессора. И это заметил капитан. В уголках его губ на миг возникла и тотчас погасла усмешка. Преображенский поспешно прошел в кабинет и тут же возвратился с саквояжем, который всегда был у него наготове. Капитан кивком головы пригласил его к выходу.

На бешеной скорости, почти не притормаживая, расчищая себе дорогу резкой сиреной спецсигнала, автомобиль вскоре вынес их на Минское шоссе. Спустя несколько минут они свернули на боковую дорогу, прорезавшую лесной массив параллельно шоссе. Борис Сергеевич тотчас узнал эту дорогу — по ней он много раз ездил в Волынское, так называемую ближнюю кунцевскую дачу Сталина: теперь он окончательно успокоился. Борис Сергеевич Преображенский много лет лечил И.В.Сталина, который имел слабое горло и часто болел ангинами, однако удалять гланды отказывался. В дверях дома профессора встретил начальник личной охраны Сталина комиссар госбезопасности Власик. Молча кивнув на приветствие, он ввел Преображенского в зал, где обычно проходили выездные заседания Политбюро. На широком диване, под теплым одеялом, лежал Сталин. На столике возле него стояли несколько бутылок "Боржоми", стакан молока, настольная лампа и лежало несколько папок. Власик вышел, осторожно притворив за собой дверь. Борис Сергеевич приблизился к дивану. — Посмотрите, профессор, что со мной, — хрипло и едва слышно проговорил Сталин. — Не могу глотать. Отвратительно себя чувствую. Попросив разрешения зажечь настольную лампу, Преображенский осмотрел горло и поставил диагноз: тяжелейшая флегмонозная ангина. Термометр показал температуру за сорок. — Не могу вам не сказать, товарищ Сталин, — вы серьезно больны. Вас надо немедленно госпитализировать и вскрыть нарыв в горле. Иначе может быть совсем плохо. Сталин устремил на Преображенского горящий пристальный взгляд: — Сейчас это невозможно. — Тогда, быть может, я побуду возле вас? Может потребоваться экстренная помощь. Преображенский проговорил это как можно мягче, но профессиональная требовательность все же проявилась в его тоне. И Сталин почувствовал это. Взгляд его сделался жестким. — Я как-нибудь обойдусь. Не впервой. Поезжайте домой. Будет нужно — позвоню. Борис Сергеевич еще с минуту стоял, растерянно глядя на Сталина. — Поезжайте, профессор, — уже мягче произнес Сталин. Но едва Преображенский сделал несколько шагов к выходу, как Сталин окликнул его. Голос его был тихим, но твердым: — Профессор! Борис Сергеевич замер на мгновение, затем, обернувшись, быстрыми легкими шагами приблизился к больному. — Профессор, о моей болезни — никому ни слова. О ней знаете только вы и я. — Да, да, — так же тихо проговорил Преображенский. невольно цепенея под устремленным на него пронизывающим взглядом Сталина. — Я понял, товарищ Сталин. Я буду наготове. Если что — сразу приеду. Спокойной вам ночи, товарищ Сталин. Та же машина, с той же бешеной скоростью, оглушая спящий город сиреной спецсигнала, доставила профессора Преображенского домой.

* * *

Не прошло и часа, как в зал, где лежал больной Сталин, вошел начальник дежурной девятки и, выждав, пока тот обратил на него внимание, произнес: — Простите, товарищ Сталин. Звонит начальник Генерального штаба Жуков. У него чрезвычайное сообщение. Он просит вас подойти к телефону. Вот как Жуков описывал в своих воспоминаниях этот разговор со Сталиным по телефону. "В 3 часа 30 минут (22 июня 1941 г.) начальник штаба Западного округа генерал В.Е. Климовских доложил о налете немецкой авиации на города Белоруссии. Минуты через три начальник штаба Киевского округа генерал М.А. Пуркаев доложил о налете авиации на города Украины. В 3 часа 40 минут позвонил командующий Прибалтийским военным округом генерал Ф.И.Кузнецов, который доложил о налетах вражеской акации на Каунас и другие города.

Нарком приказал звонить И.В. Сталину. Звоню. К телефону никто не подходит. Звоню непрерывно. Наконец слышу сонный голос дежурного генерала управления охраны. — Кто говорит? — Начальник Генштаба Жуков. Прошу срочно соединить меня с товарищем Сталиным. — Что? Сейчас?! — изумился начальник охраны. — Товарищ Сталин спит. — Будите немедля: немцы бомбят наши города! Несколько мгновений длится молчание. Наконец в трубке глухо ответили: "Подождите". Минуты через три к аппарату подошел И.В.Сталин. Я доложил обстановку и просил разрешения начать ответные боевые действия. И.В.Сталин молчит. Слышу лишь его дыхание. — Вы меня поняли? Опять молчание. Наконец И.В.Сталин спросил: — Где нарком? — Говорит по ВЧ с Киевским округом. — Приезжайте в Кремль с Тимошенко. Скажите Поскребышеву, чтобы он вызвал всех членов Политбюро. (...) В 4 часа 30 минут утра мы с Тимошенко приехали в Кремль. Все вызванные члены Политбюро были уже в сборе. Меня и наркома пригласили в кабинет. И.В.Сталин был бледен и сидел за столом, держа в руках набитую табаком трубку". Положив после разговора с Жуковым трубку телефона на рычаг, Сталин оперся рукой о стул. Дурнотное состояние охватывало его все сильнее. Сталину временами казалось, что он теряет сознание. Однако надо было, вопреки строжайшему запрету врача, ехать в Кремль. Сталин нажал кнопку звонка на стене и вошедшему Власику приказал подать к подъезду машину. Одевшись, с трудом сел в машину рядом с шофером, приказал: "В Кремль". Около 13 часов 22 июня 1941 года больной Сталин, у которого температура по-прежнему держалась за сорок, временами впадавший в полузабытье, все еще был в своем кремлевском кабинете. Выступать по радио с обращением к советскому народу в таком состоянии он, понятно, не мог. Поэтому еще утром было принято решение, что в 12 часов 22 июня 1941 г. с таким обращением к советскому народу выступит Молотов. Пересиливая недомогание, Сталин пытался решать ряд важнейших и неотложных вопросов, связанных с обороной страны. Около 7 часов утра 22 июня 1941 г. Сталин подписал директиву вооруженным силам об отражении гитлеровской агрессии. В 9 часов 30 минут в присутствии Тимошенко и Жукова отредактировал и подписал указ о проведении мобилизации и введении военного положения в европейской части страны. "Примерно в 13 часов (22 июня 1941 г.), — писал в своих воспоминаниях Жуков, — мне позвонил И.В.Сталин и сказал: — Наши командующие фронтами не имеют достаточного опыта в руководстве боевыми действиями войск и, видимо, несколько растерялись. Политбюро решило послать вас на Юго-Западный фронт в качестве представителя Ставки Главного Командования. На Западный фронт пошлем Шапошникова и Кулика. Я их вызывал к себе и дал соответствующие указания. Вам надо вылететь немедленно в Киев и оттуда вместе с Хрущевым выехать в штаб фронта в Тернополь. Я спросил: — А кто же будет осуществлять руководство Генеральным штабом в такой сложной обстановке? И.В.Сталин ответил: — Оставьте за себя Ватутина. Потом несколько раздраженно добавил: — Не теряйте времени, мы тут как-нибудь обойдемся". Лишь вечером 22 июня 1941 г. Сталин возвратился в Волынское. Каких сил потребовалось от него, чтобы выдержать прошедшую ночь и день, — никто никогда не узнает. Однако никто не догадался о подлинном состоянии Сталина. Даже проницательный Жуков.

, ( ), , - ( , ) . 23, 24 25 1941 . , , . - . , , : " ". .. . () . .. , , . , : "!" . , : , . ? , ? ? ? события, документы, лица.

* * *

Последние месяцы 40 и первые месяцы 41 годов Сталин работал по восемнадцать часов в сутки. Времени для отдыха почти не оставалось. Так же напряженно работало и его ближайшее окружение. Но 26 марта 1941 г. Сталин возвратился из Кремля на свою дачу в Волынское раньше обычного: донимал приступ разыгравшегося радикулита. Еще до своего приезда он распорядился, чтобы жарко натопили русскую печь, находившуюся в кухне. Положив на горячие кирпичи широкую доску, Сталин разделся и, взобравшись, лег на нее спиной. Боль в пояснице постепенно отступила. Одевшись, он прошел в спальню и попытался заснуть, но сон не шел. Последнее время Сталин часто страдал бессонницей — сказывалось чрезмерное умственное перенапряжение. Снотворное же, как и любые другие лекарства, он не принимал. Разве что кальцикс от кашля, который преследовал его, заядлого курильщика. Поняв, что уснуть не удастся, Сталин оделся. В прихожей укутался в черную оленью доху, ею бессменно пользовался со времени туруханской ссылки, надел подшитые валенки, меховую шапку и вышел на улицу. За ним бесшумно последовал капитан госбезопасности Старостин —.начальник девятки, дежурившей в этот час (три таких девятки, сменяясь через сутки, посменно, дежурили около Сталина круглосуточно). Старостин нес в руках поднос с кусочками сырого мяса, хлеба и орехами. Остановившись возле дуплистого с голым стволом дерева, Сталин с минуту наблюдал, как по ветвям деревьев резво прыгали десятки ручных белок. Затем, покормив их орехами, а мясом и хлебом налетевшую стаю нахальных снегирей, он направился в лимонарий. Сочетание запаха лимонов и растущих вдоль стен кустов лаврового листа создавало здесь поистине чудесный микроклимат. Сталин очень любил отдыхать в лимонарии. Взяв ножницы, он наклонился над лимонным кустом. В этот момент вошел Власик. — Извините, товарищ Сталин, что беспокою, — приехал товарищ Голиков. Он говорит, что у него сообщение чрезвычайной важности, не терпящее отлагательства. (Последнее время Сталин лично принимал начальника Главного разведуправления Голикова, а также начальника Разведывательного Управления НКВД Федотова, минуя их непосредственных начальников.) Сталин с сожалением взглянул на лимонный куст: отдохнуть опять не удалось, и направился обратно в дом. Вешая доху на вешалку, увидел около зеркального трюмо, перед которым он ежедневно брился опасной бритвой, стоящего по стойке смирно генерала Голикова. Войдя с Голиковым в кабинет, спросил: — Что случилось? — Получено сообщение о совещании у Гитлера 31 июля 1940 г. Открыв папку, генерал протянул Сталину несколько листов, отпечатанных на машинке: — Гитлер принял окончательное решение о нападении на нас.

Сталин взял из рук Голикова разведывательное донесение и начал читать: Совершенно секретно Совещание у Гитлера 31 июля 1940 г. в Бергхофе.

(Стенографическая запись)1 На этом совещании Гитлер заявил: "Россия недовольна быстрым развитием событий в Западной Европе. Достаточно России сказать Англии, что она не хочет видеть Германию слишком сильной. чтобы англичане уцепились за это заявление. как утопающий за соломинку, и начат надеяться, что через шесть-восемь месяцев дела обернутся совсем по-другому. Если Россия будет разгромлена, Англия потеряет последнюю надежду. Тогда господствовать в Европе и на Балканах будет Германия. Вывод: в соответствии с этим рассуждением Россия должна быть ликвидирована. Срок — весна 1941 года (Сталин дважды подчеркнул это предложение красным карандашом). Чем скорее мы разобьем Россию, тем лучше. Операция будет иметь смысл только в том случае, если мы одним стремительным ударом разгромим все государство целиком. Только захвата какой-то части территории недостаточно.

Остановка действий зимой опасна. Поэтому лучше подождать2, но принять твердое решение уничтожить Россию. Это необходимо также, учитывая положение на Балтийском море. Существование второй великой державы (России) на Балтийском море нетерпимо. Начало военной кампании — май 1941 года. Продолжительность операции — пять месяцев. Было бы лучше начать уже в этом году, однако это не подходит, так как осуществить операцию надо одним ударом. Цель — уничтожение жизненной силы России. Операция распадается на: 1-й удар: Киев, выход на Днепр; авиация разрушает переправы. Одесса.

2-й удар: через Прибалтийские государства на Москву; в дальнейшем двусторонний удар — с севера и юга; позже — частичная операция по овладению районом Баку"3.

 Закончив читать, Сталин поднял глаза на Голикова, глуховатым голосом спросил: — Скажите, товарищ Голиков, вы можете поручиться за достоверность этой информации? Нечто подобное о плане "Барбаросса" я уже читал. Об этом мне докладывал наш нарком Военно-Морского Флота товарищ Кузнецов, которого регулярно информирует военно-морской атташе в Германии Воронцов. Однако Берия и Кузнецов утверждают, что так называемый план "Барбаросса", о существовании которого вы мне сегодня доложили, является провокацией англичан, мол, они сговорились с американцами столкнуть нас с Германией. Голиков ответил после некоторого раздумья. — Не исключено, что это действительно дезинформация английской разведки, направленная на то, чтобы столкнуть нас в военном конфликте с Германией. Англичане — известные мастера в деле изготовления всевозможных провокационных фальшивок. После ухода Голикова Сталин поднял трубку кремлевского телефона: — Товарищ Федотов, немедленно приезжайте ко мне в Волынское со всеми новыми материалами.

Походив некоторое время в раздумье по кабинету, он достал коричневую папку и углубился в чтение разведывательных донесений, которые получал в течение последних трех лет от своей личной секретной службы, занимавшейся под его контролем стратегической разведкой и контрразведкой по всему миру. О существовании такой службы у Сталина знали только два помощника, руководившие вместе с ним ее работой. Встречи и работу с ними он тщательно скрывал от своего официального окружения. Несмотря на большую разницу в возрасте они были его самыми близкими и верными друзьями. Благодаря хорошей конспирации, о работе этой службы как внутри страны, так и за ее пределами, ничего не было известно. Возможно, что о ее существовании догадывался лишь официальный помощник Сталина, его личный секретарь, являвшийся одновременно заведующим особым сектором ЦК ВКП(б), Александр Николаевич Поскребышев. Регулярно он встречал у Спасских ворот Кремля и проводил через охрану, без предъявления документов, в кабинет Сталина неизвестных ему людей. Среди них всегда находился высокий, статный, с фигурой спортсмена мужчина с небольшой бородой, с пронзительным взглядом карих глаз. От наблюдательного Поскребышева не укрылось, что он был отлично загримирован. После беседы этих людей со Сталиным, Поскребышев таким же путем выводил их из Кремля. Но об этом молчаливый Поскребышев благоразумно предпочитал не распространяться. В задачу специальной службы разведки и контрразведки (2 группа особого назначения) Сталина входило: изучение и регулярное освещение деятельности за рубежом наиболее важных и известных в мире политических деятелей (особенно закулисных сил, стоящих за их спиной и в действительности правящих капиталистическим миром). После создания такой службы, поскольку успех разведывательной службы в капиталистических странах, как известно, находится в прямой зависимости от финансирования такого рода операций, для Сталина, обладавшего в вопросах финансирования их поистине неограниченными возможностями, стали доступны многие мировые секреты. Как показал опыт, не было секретов, которые нельзя было бы купить. Дело было только за ценой. Получаемые от своей личной специальной службы сведения о засланной в СССР иностранной агентуре, Сталин передавал их, не указывая источника, руководству Главного управления государственной безопасности НКВД СССР, которое немедленно брало таких людей в активную агентурно-оперативную разработку, в ходе которой либо ликвидировало их или перевербовывало, заставляя работать на себя. Это было весьма существенное дополнение к мероприятиям по выявлению иностранной агентуры в стране, которые ГУГБ НКВД СССР проводило самостоятельно. Не случайно только в 1940 г. и в начале 1941 г. было ликвидировано 66 важных и хорощо законспирированных резидентур германской разведки, свыще 1600 крупных фашистских агентов, из них 1400 человек в западных районах СССР. В результате работа германской разведки в СССР была парализована. Она не сумела оказать существенную помощь германскому Главному командованию при нападении на СССР. Если для Сталина секретов в Германии фактически не существовало, Гитлер был лишен какой бы то ни было правдивой информации о военных и экономических возможностях Советского Союза, о состоянии его вооруженных сил. Неудивительно, что он переоценил собственные возможности, что и привело его к роковому просчету в июне 1941 года. Об этом красноречиво говорит его разговор с генерал-фельдмаршалом Кейтелем после победы над Францией, когда Гитлер заявил: "Мы теперь показали, на что способны. Поверьте мне, Кейтель, после этого поход против России будет не более, чем тактической игрой на ящике с песком". В беседе с болгарским посланником в Германии Драгановым 23 ноября 1940 г. германский фюрер сделал не менее "эффектное", но и крайне опрометчивое заявление: "Русская армия вряд ли существует, кроме как по названию". Начальник Главного разведывательного управления Генерального штаба сухопутных войск фашистской Германии генерал Типпильскирх после войны в книге "Роковые решения" писал, что гитлеровское командование было полностью лишено возможности получать какие бы то ни было сведения о деятельности Ставки Верховного Главнокомандующего советских Вооруженных Сил, что имело роковые последствия для гитлеровской армии. "Определить хотя бы приблизительно военную мощь Советского Союза, — писал Типпильскирх, — было почти невозможно. Шпионаж не находил для себя в Советском Союзе никакого поля деятельности. У немецкого Генерального штаба было лишь приблизительное представление о том, на что способен Советский Союз в случае войны".

Это утверждение генерала Типпильскирха перекликается с заявлением начальника VI управления (внешнеполитическая разведка СС) Главного управления имперской безопасности фашистской Германии бригаденфюрера СС Вальтера Шелленберга, самого доверенного человека Гиммлера. Шелленберг в своих послевоенных мемуарах вспоминал, что в свое время он записал в военном дневнике: "Гиммлер сказал мне, что фюрер недоволен результатами информационной деятельности секретной службы в отношении России. Мы явно не в состоянии активизировать секретную службу так, как этого требует военное положение". А вот что, например, писал современный западногерманский публицист Карелль, специально изучавший деятельность германской разведки в годы второй мировой войны: "Как обстояло с немецким шпионажем против России? Что знало немецкое руководство от секретной службы? Ответ в двух словах: очень мало! (...) Оно ничего не знало о военных тайнах русских". Что это действительно так, неопровержимо подтверждают факты из истории Великой Отечественной войны. 1. В конце 1940 года командование сухопутных войск фашистской Германии, основываясь на данных абвера, сделало вывод, что в течение всей войны СССР в состоянии выставить всего лишь 209 стрелковых дивизий. В то время как только летом 1941 г. на фронт, дополнительно к имеющимся у СССР силам против фашистской Германии, ушло 324 дивизии. Уже 17 сентября 1941 г. на секретном совещании с руководителями Третьего Рейха Гитлер заявил: "Мы открыли дверь в Россию, не зная, что за ней находится. Абвер не справился со многими из своих задач". 2. Разгром гитлеровцев под Москвой. В самый напряженный момент боев немецкая разведка дала ошибочные сведения Гитлеру, что у русских нет и не может быть больших стратегических резервов. В то же время, ожидая своего часа для вступления в бой, в тылу армий Западного фронта находились 12 стрелковых дивизий, 19 стрелковых бригад, 20 артиллерийских полков, 8 отдельных реактивных артдивизионов, 850 орудий разных калибров, 870 минометов, свыше 11 тысяч станковых и ручных пулеметов. Эти войска, находившиеся до поры до времени в резерве, когда немецкое наступление на Москву выдохлось, по приказу Сталина вступили в бой и решили исход битвы под Москвой. 3. Сталинград. Советскому командованию удалось скрытно от германской разведки и фашистского командования сосредоточить огромное количество войск и техники для нанесения удара по армии Паулюса и одновременно по группировке Манштейна, спешившего ему на помощь. 4. Битва на Курско-Белгородской дуге. За полчаса до начала наступления на подготовившиеся к атаке гитлеровские войска, неожиданно для них, был обрушен артиллерийский и авиационный бомбовый удар, в результате много немецкой живой силы и техники было уничтожено до того, как они вступили в бой. Это в значительной степени предопределило победу советских войск в решающей битве на советско-германском фронте. Не случайно впоследствии американский обер-шпион, бывший начальник американского Центрального разведывательного управления (ЦРУ) Аллен Даллес в книге "Искусство разведки" писал: "Информация. которую добывали советские разведчики во время второй мировой войны, содействовала военным успехам Советов и представляла собой такого рода материал, который являлся предметом мечтаний для разведки любой страны". Вот и 26 марта 1941 года Сталин, в который уже раз, перечитывал донесения о секретах Франции, Англии, США и Германии.

Совершенно секретно Только для товарища Иванова

Наиболее важные выдержки из полученных донесений

1. Перед встречей с Гитлером в Берхтесгадене министр иностранных дел Великобритании лорд Галифакс 12 сентября 1938 года в беседе с премьером Чемберленом заявил: "Я сумею убедить его (Гитлера), что у него имеется неповторимая возможность достичь англо-немецкого понимания путем мирного решения чехословацкого вопроса. Обрисую

перспективы, исходя из того, что Германия и Англия являются двумя странами европейского мира и главными опорами против коммунизма и поэтому необходимо мирным путем преодолеть наши нынешние трудности. (...) Наверное можно будет найти решение, приемлемое для всех, кроме России". Американский посол в Англии Д.Кеннеди, беседуя 13 июля 1938 г. с германский послом в Англии Г.Дирксеном, выражая мнение правительства США, утверждал, что Германия должна иметь свободу рук на Востоке. 2. После мюнхенского соглашения французский посол в Германии А.Франсуа-Понсе 3 октября 1938 г. в беседе с Герингом заявил: "Даладье очень доверяет фюреру и был бы рад избавиться от "Народного фронта" во Франции и союза с Москвой". 3. После подписания 6 декабря 1938 года Францией с Германией декларации о ненападении министр иностранных дел Франции Жорж Бонне сказал: "Германская политика отныне ориентируется на борьбу против большевизма. Германия проявляет свою волю к агрессии на Восток". 4. Руководитель Северного департамента министерства иностранных дел Великобритании Кольер 26 апреля 1939 года утверждал, что его правительство не будет связывать себя с СССР, так как хочет дать Германии возможность развивать агрессию на Восток за счет России. 5. 16 мая 1939 года на заседании Британского правительства Галифакс заявил: "Политические аргументы против заключения военного договора с СССР более важны, чем военные доводы в пользу такого пакта". Чемберлен: "Я скорее подай в отставку, чем подпишу союз с Советами. Что касается русских, то они действительно преисполнены стремления достигнуть соглашения с нами". 6. 4 июля 1939 г. Британское правительство обсуждало вопрос о переговорах, ведущихся в Москве. Принято решение: всячески затягивать переговоры и к соглашению дело не вести. Бывший премьер-министр Великобритании, член английского парламента Ллойд Джордж по поводу действий английского правительства на этих 29 июля 1939 г. переговорах впоследствии заявил: "Мистер Чемберлен вел переговоры непосредственно с Гитлером. Для свидания с ним он ездил в Германию. Он и лорд Галифакс ездили также и в Рим. Они были в Риме, пили за здоровье Муссолини и говорили ему комплименты. Но кого они послали в Россию? У них не нашлось самого скромного из членов кабинета для этой цели; они просто послали чиновника министерства иностранных дел. Это оскорбление. У них нет чувства меры, они не дают себе отчета в серьезности положения сейчас, когда мир оказался на краю бездонной пропасти". 7. В Берлине считают, что если СССР, Англии и Франции удастся договориться, война со стороны Германии против них будет невозможна. 8. Обсуждение 7-8 мая 1940 г. хода войны в английском парламенте. Длинный и неубедительный доклад Чемберлена вызвал явное раздражение у многих членов парламента. Военный министр Англии Хор-Белиша: "Мы всегда опаздываем, безнадежно опаздываем. Нами управляют старики, которые не понимают обстановки и требований времени. Чем занимается правительство? Сочинением разных никому не нужных бумажек! Премьер уверяет, что никакой войны не будет и что к весне мы подпишем мир с Германией. Это чепуха!" Лейборист Эттли: "Создается впечатление, что правительство не умеет планировать, не имеет достаточно информации и не способно концентрировать внимание на основных вещах. На его счету только неудачи. В борьбе, где решается вопрос о нашей жизни или смерти, мы не можем оставить судьбы страны в руках неудачников или людей, которые нуждаются в отдыхе".

Влиятельный консерватор Л.Эмери: "Пришло время для создания действительно национального правительства. Я процитирую сейчас, хоть и с большой неохотой, слова Кромвеля, обращенные к Долгому парламенту, когда Кромвель пришел к выводу, что этот парламент больше не способен управлять делами нации. Кромвель тогда сказал: "Вы сидели слишком долго, чтобы творить добро. Уходите и пусть с вами будет покончено. Во имя бога уходите". Ллойд Джордж: "Премьер призывал всех к жертвам. Торжественно заявляю, что он сам может дать наилучший пример в этом отношении. Его наибольшим вкладом в дело победы было бы, если бы он пожертвовал тем постом, который занимает сейчас". Черчилль, по карьеристским соображениям, против Чемберлена и его компании мюнхенцев не выступал. В кругу же своих близких сказал: "Чемберлен хотел ехать верхом на тигре (имея в виду Гитлера) и его последышах, это чепуха". Итоги голосования по вопросу о доверии правительству Чемберлена: за доверие проголосовали 281 член парламента, против правительства — 200. После заседания парламента Чемберлен, якобы по собственной инициативе, подал в отставку. Премьер-министром назначен Уинстон Черчилль, который при назначении на этот пост заявил: "Я не могу вам предложить ничего, кроме крови, труда, слез и пота. Перед нами пора тяжких страданий. Вы спросите, какова наша цель. Я отвечу одним словом: победа, победа во что бы то ни стало. Без победы не может выжить Британская империя". Галифакс остался министром иностранных дел. Военным министром назначен Иден. Антисоветчиков в Англии возглавляет Сэмюэль Хор, завзятый мюнхенец, предающий национальные интересы Великобритании Гитлеру. За спиной Черчилля и английского правительства стоит и направляет его деятельность представитель крупных монополий, газетный магнат лорд Бивербрук, который является негласным диктатором Англии. Выражая волю крупнейших промышленников, именно он определяет внутреннюю и внешнюю политику Великобритании. Действует жестко и сурово. Болеет астмой настолько тяжело, что во время приступов, чтобы как-то облегчить состояние, его поднимают в воздух на самолете. Черчилль опытный политик, однако в нем много актерского, игры на публику. Злоупотребляет спиртным. Убежденный антисоветчик. Оставление на посту министра иностранных дел Галифакса говорит за то, что проводившая Англией провокационная политика в отношении Советского Союза, стремление столкнуть его в войне с Германией, будет продолжаться. Здесь нельзя не согласиться с Гитлером, который однажды заявил: англичане уважают того, кто наносит им нокаут. Бесноватый фюрер прав: получив хорошенько по зубам, англичане быстро трезвеют и начинают проводить реалистическую политику. Недаром ведь один из их видных политических деятелей в свое время сказал: "У Англии нет постоянных противников или союзников, постоянны лишь ее интересы". Совершенно секретно Только для товарища Иванова Соединенные Штаты Америки, Англия и Франция активно воссоздают германский военный потенциал, готовят Германию к нападению на Советский Союз

Наименование

Ввоз в Германию в 1938 г. (тыс. т.)

Общий импорт

Из Брит. Империи

из Франции с колониями

из США

Всего из этих стран

% к импорту Германии

Пшеница

1267,7

321,3

243,9

565,7

44,6

Шерсть

166,1

72,7

6,9

1,6

81,2

48,9

Хлопок

352,8

36,3

3,9

85,0

125,2

35,5

Каучук

108,5

50,3

4,9

6,0

61,2

56,4

Нефтепродукты

3640,6

18,5

2,5

984,2

1005,2

30,4

Железная руда

19270,5

1595,9

6,124

7684,3

35,1

С содержанием марганца

1865,3

122,8

731,5

0,9

855,2

45,8

Марганцевая руда

425,9

287,3

1,0

288,3

67,7

Медная руда

653,9

193,3

159,5

352,8

54,6

Свинцовая руда

140,3

58,8

58,3

41,3

Цинковая руда

185,0

68,3

68,3

36,9

Хромовая руда

176,4

92,5

92,5

52,4

Никелевая руда

34,2

17,4

17,4

50,9

Медь (вместе с ломом)

358,4

128,9

92,3

221,2

61,7

Алюминий (вместе с ломом)

18,8

9,2

0,9

1,8

11,9

63,2

Из 28 основных видов сырья накануне Второй мировой войны Германия имела только семь. Ввозила из США, Англии и Франции около 50% своего импорта стратегического сырья и материалов. Главным поставщиком нефтепродуктов Германии в канун войны были США. Вот как выглядел импорт нефти Германии в 1938 г. (в миллионах немецких марок): США — 84,4, Венесуэла — 8.2, Голландская Индия — 76,8, Румыния — 36, Мексика — 19.8, Иран — 8,1. В 1938 г. в Германию было ввезено 3640 тысяч тонн нефти и нефтепродуктов. Из них 2520 тысяч тонн поступило из США и Голландской Индии. В 1940 г. Германия выплавляла вместе с оккупированными странами стали 31,8 млн. тонн, сама добывало угля 257,4 млн. тонн, а вместе с сателлитами — 439 млн. тонн. Советский Союз соответственно 18,3 млн. тонн и 165 млн. тонн. При помощи США, Англии и Франции в короткий срок в Германии было построено более 300 крупных военных заводов. Военное производство в Германии в 1940 г. увеличилось по сравнению с 1939 г. на две трети, а по сравнению с 1932 годом — в 22 раза. В 1940 г. немецкая военная промышленность передала вооруженным силам (произвела за год) 9500 самолетов, 1800 танков, 4000 орудий, 5700 пулеметов, 1400000 винтовок. Монополисты США скупают акции крупнейших германских фирм и, путем картельных соглашений, участвуют в производстве в Германии основных стратегических материалов, поставляют Гитлеру бензин. Из примерно 90 миллиардов марок, израсходованных фашистской Германией на подготовку к войне, на сегодня большая часть, это кредиты, предоставленные ей монополиями США, Англии и Франции. Совершенно секретно Только для товарища Иванова О причинах столь быстрого разгрома Франции Крупнейшие промышленники Франции добровольно открыли ворота своей страны Гитлеру, заявив, что лучше Гитлер, чем победа "Народного фронта". Именно в этом причина так называемой странной войны, которую Франция вела против фашистской Германии. Дав себя запугать угрозой назревающей социалистической революции во Франции, ее правители бросили французский народ под сапог Гитлера. Перевернув несколько страниц, Сталин прочитал: Совершенно секретно Только для товарища Иванова 1. О совещании у Гитлера 22 июля 1940 года. Гитлер: "Сталин заигрывает с Англией с целью заставить ее продолжать войну и тем самым сковать нас, чтобы иметь время захватить то, что он хочет захватить, но не сможет, если наступит мир. Он стремится к тому, чтобы Германия не стала слишком сильной. Однако никаких признаков активного выступления России против нас нет.

Русская проблема будет разрешена наступлением. Следует продумать план предстоящей операции ... Разбить русскую сухопутную армию или, по крайней мере, занять такую территорию, чтобы можно было обеспечить Берлин и Силезский промышленный район от налетов русской авиации. Желательно такое продвижение в глубь России, чтобы наша авиация могла разгромить ее важнейшие центры. Необходимо 80-100 дивизий. Россия имеет

50-75 хороших дивизий". Главнокомандующий сухопутными силами Германии фельдмаршал фон Браухич получил указание Гитлера начать разработку плана нападения на СССР. Этот план непосредственно под руководством начальника военно-оперативного управления Генерального штаба сухопутных войск Германии генерала Иодля разрабатывает генерал-майор Маркс. В беседе с наиболее доверенными офицерами Иодль сказал, что Гитлер решил начать боевые действия против России осенью 1940 года. Первоначально план нападения на СССР назывался "Восстановление на Востоке", затем название было заменено на "Фриц", после чего Гитлер приказал назвать этот план "Барбаросса" (Рыжебородый). 18 декабря 1940 г. Гитлер подписал директиву за номером 21 о нападении на СССР. Пароль для войск — приказ начать нападение — слово "Дортмунд". 2. О прибылях германских монополий. Гонка вооружений, связанная с подготовкой Германией Второй мировой войны, увеличила прибыли монополий. Если у концерна "Игфарбениндустри" они составляли в 1938/39 году 535 млн. марок, то в 1940/41 г. уже 846 млн. марок. У концерна "Кленкнер АГ" — соответственно 106,9 и 163,67 млн. марок. Говоря о межимпериалистических противоречиях и конкурентной борьбе на мировых рынках, немецкий миллиардер Крупп заявил: "В этой борьбе нам нужно было твердое руководство. Гитлер дал нам его". Совершенно секретно Только для товарища Иванова 3 декабря 1940 г. Гитлер навестил заболевшего фельдмаршала фон Бока, который об этой встрече в своем дневнике записал следующее: "После нескольких замечаний о моем здоровье он (Гитлер) сказал мне, что необходимо стереть Советский Союз с лица земли. Тогда Англия быстрее потеряет свое мировое значение и влияние. Я был немного удивлен этими словами и осторожно заметил, что необъятное пространство России, ее неизвестные нам вооруженные силы делают выполнение этой задачи сложным даже для наших вооруженных сил. Лицо фюрера стало холодным и жестоким.. Он резко ответил, что поход против большевизма предназначен Германии самой судьбой. Перед уходом он снова стал мил и выразил надежды, что я выздоровлю и сыграю решающую роль в предстоящем походе против Советской России". Совершенно секретно Только для товарища Иванова О совещании у Гитлера 5.12.1940 г. Гитлер: "Опыт прежних военных кампаний показывает, что наступление должно начаться в соответствующий благоприятный момент. Выбор благоприятного времени зависит не только от погоды, но и от соотношения сип сторон, вооружения и т.д. Русские уступают нам в вооружении в той же мере, что и французы. Русские располагают небольшим количеством современных полевых артиллерийских батарей. Все остальное — модернизированная старая материальная часть; наш танк Т-III с 50 мм пушкой (весной их будет 1500 шт.), как нам представляется, явно превосходит русский танк. Основная масса русских танков имеет плохую броню. Русский человек — неполноценен".

Дойдя до этого слова, Сталин отложил разведывательное донесение и взял лежащую на столе книгу Гитлера "Майн кампф" (Моя борьба). Открыв нужную страницу, прочитал: "Надо любыми средствами добиваться, чтобы мир был завоеван немцами. Если мы хотим создать нашу великую германскую империю, мы должны прежде всего вытеснить и истребить славянские народы (Сталин подчеркнул слова истребить славянские народы) — русских, поляков, чехов, словаков, болгар, украинцев, белорусов. Нет никаких причин не сделать этого"5. Полистав еще "Майн кампф" Гитлера, Сталин прочитал: "Если мы сегодня говорим о новых землях и территориях в Европе, мы обращаем свой взор в первую очередь к России. Это громадное государство на востоке созрело для гибели. Мы избраны судьбой стать свидетелями катастрофы, которая явится самым веским подтверждением правильности расовой теории". Положив книгу Гитлера на стол, Сталин встал и начал, как всегда, медленными шагами ходить по кабинету. "И эти люди, — подумал Сталин о гитлеровцах, — лишенные совести и чести, люди с моралью животных, имеют наглость призывать к уничтожению великой русской нации, нации Ленина, Белинского и Чернышевского, Пушкина и Толстого, Глинки и Чайковского, Горького и Чехова, Сеченова и Павлова, Репина и Сурикова, Суворова и Кутузова. Гитлеровцы, эти слуги дьявола, именуют себя наследниками великой Римской империи. Неплохо бы им вспомнить и судьбу рабовладельческого Рима: когда народы, презрительно именовавшиеся римлянами-рабовладельцами варварами, объединились и опрокинули "вечный" город Рим. Впрочем, для таких воспоминаний гитлеровцы слишком малограмотны. Всемирную историю они явно не знают. Однако очень похоже, — продолжал размышлять Сталин, — что мы действительно стоим на пороге необычной войны. Когда речь в случае нападения на нас фашистской Германии пойдет, в прямом смысле слова, о жизни и смерти советского народа. Гитлеровцы хотят иметь истребительную войну с народами СССР. Ну что же, если Германия нападет на СССР, они ее получат". Возвратившись к столу, Сталин продолжил чтение разведывательного донесения о выступлении Гитлера на совещании 5.12.1940 г. Характеризуя Красную Армию, Гитлер заявил: "Армия не имеет настоящих командиров. Смогли ли они за последнее время серьезно внедрить правильные принципы военного руководства в армии, более чем сомнительно. Начатая реорганизация русской армии к весне еще не сделает ее лучше. Весной мы будем иметь явное превосходство в командном составе, материальной части, войсках. У русских все это будет, несомненно, более низкого качества. Если по такой армии нанести могучий удар. ее разгром неминуем. Ведя наступление против русской армии, не следует теснить ее перед собой, так как это опасно. С самого начала наше наступление должно быть таким, чтобы раздробить русскую армию на отдельные группы и задушить в "мешках"". Сталин двумя линиями подчеркнул это предложение красным карандашом, поставил восклицательный знак. Следующим было донесение о заметках Гальдера.

Совершенно секретно Только для товарища Иванова Заметки начальника Генерального штаба германских сухопутных войск генерал-полковника Гальдера (к совещанию 13.12.1940 г. у Гитлера). "Решение вопроса о гегемонии в Европе упирается в борьбу против России. Поэтому необходимо вести подготовку к тому, чтобы выступить против России, если этого потребует политическая ситуация. (Заинтересованные служебные инстанции получат соответствующие задания). Для ведения войны на одном фронте мы (т.е. сухопутные войска) должны иметь в распоряжении к весне (1941 г.) 130-140 дивизий. Военно-воздушным сипам предстоит война на два фронта, которая означает защиту территории страны и сухопутных войск на обоих фронтах (ограничение бомбардировочных операций петом в дневное время). Военно-морской флот должен обеспечить изоляцию Балтийского моря, с тем чтобы вести войну на два фронта. Мы не ищем конфликта с Россией, однако мы должны быть, начиная с весны 1941 года, готовы к выполнению такой задачи". Последнее предложение Сталин дважды подчеркнул красным карандашом и перешел к чтению следующего разведывательного донесения. Совершенно секретно Только для товарища Иванова 2 февраля 1941 г. Гитлер опять навестил все еще болеющего генерал-фельдмаршала фон Бока. Об этом визите Гитлера Бок в своем дневнике записал: "В отличие от пессимизма, который проявляет Генеральный штаб, Гитлер выразил уверенность в том, что Москва быстро потерпит крах. Я заметил, что мы разобьем русских в том случае, если они примут бой. Однако с ними будет трудно вести какие-либо мирные переговоры. Фюрер ответил, что в экономическом и военном отношении мы находимся в прекрасном состоянии. Если русские будут продолжать сопротивление после потери Украины и Москвы, то мы просто пройдем дальше до Сибири. Тем не менее, сказал я, мы должны быть готовы к превратностям судьбы. На это Гитлер ответил решительно: "Я уверен, что им покажется, будто их смел ураган". После выздоровления фон Бок имел встречу с Гиммлером, который сказал ему о цели Германии в войне против СССР: "Раздел России на малые государства и распространение немецкой сферы влияния далеко за Урал". Совершенно секретно Только для товарища Иванова 28 февраля 1941 г. у генерал майора Томаса (ближайший помощник Геринга, начальник военно-экономического штаба при Верховном командовании вооруженных сил Германии) состоялось совещание по вопросу о создании в дополнение к плану "Барбаросса" штаба "Ольденбург" в целях ограбления районов и областей Советского Союза, которые будут оккупированы после нападения фашистской Германии на Советский Союз. "Разделение отраслей работы создаваемого штаба на два сектора: а) Следование во время наступления за передовыми частями, чтобы избежать уничтожения запасов и обеспечить вывоз важнейшего имущества. б) Управление оккупированными промышленными районами и оценка прилегающих к ним экономических районов. Главная задача: реквизиция сырья и вступление во владение всеми важными предприятиями (бурый уголь, руда, химия, нефть). Отдел экономики должен представить всем начальникам отделов и подполковнику Лютеру по экземпляру новой разработки относительно России".

Совершенно секретно Только для товарища Иванова Выдержки из директивы начальника штаба Верховного главнокомандования вооруженных сил Германии. Ставка Верховного главнокомандующего 13 марта 1941 г. Совершенно секретно Инструкция об особых областях к директиве №21 (план "Барбаросса") "Занимаемая в ходе военных действий русская территория должна быть, как только позволит обстановка, разделена, согласно специальным указаниям, на отдельные государства с самостоятельными правительствами". "Главнокомандующий сухопутными войсками имеет право осуществлять свою власть на этой территории и уполномочивать на это командующих армиями и группами армий". "Эта территория с учетом национальности ее народонаселения и приблизительном соответствии с границами Групп армий будет разделена вначале на области: Северную (Прибалтика), Центральную (Белоруссия) и Южную (Украина). В этих областях политическое управление будет передано рейхскомиссарам, которые получают соответствующие инструкции от фюрера". "С началом военных операций главнокомандующий сухопутными войсками закрывает советско-германскую границу (в последующем тыловую границу района боевых действий) для всякого невоинского пассажирского сообщения, товарооборота и почтово-телеграфной связи". Начальник штаба Верховного главнокомандования вооруженных сил Кейтель. Совершенно секретно Только для товарища Иванова Записи генерал-полковника Гальдера к докладу у Гитлера от 17 марта 1941 г. 1. "Барбаросса". Начало операции 16.05. — гарантируется сухопутными войсками, если 3-й эшелон войск, участвующих в операции "Марита", сможет начать сосредоточение 10.04. 2. Противник: Воздействие на Прибалтийские государства. Смоленск. Минск. Транспортные перевозки по требованию (немецких) ВВС начаты раньше. Поэтому внимание (русских) уже усилилось. 3. Соотношение сил: Дополнительно — Румыния: три отборные дивизии, одну мотомеханизированную дивизию, четыре кавбригады, четыре горные бригады — в Буковину. Остальные дивизии — для оккупации. Венгрия: Одна горная бригада — на левом фланге; остальные три бригады — резерв. Изъятие сил без ущерба для операции "Барбаросса " невозможно. Противник: 100 стрелковых дивизий, 25 кавалерийских дивизий, 30 моторизованных соединений. Итого — 155 дивизий. Мы — 101 пехотная дивизия, 1 кавалерийская дивизия, 32 подвижные дивизии. Итого — 134 дивизии. 4. Резервы ОКХ всего 21 дивизия (включая 2 танковые дивизии + 1 моторизованную дивизию): из них 9 дивизий участвуют в операции "Марита". Следовательно, гарантировано участие только 12 дивизий. Очень мало! Еще 5 дивизий с Запада (из 12). 5. Военно-морской флот: а. Морской тоннаж на Балтийском море — через 14 дней после объявления войны. На Черном море в нашем распоряжении транспортные средства общей грузоподъемностью 100 тыс. тонн. б. Заблокировать русский флот. Ханко, Аландские острова. 6. Военно-воздушные силы: а. Десанты в районе Одессы. б. Транспорты для перевозки грузов снабжения.

в. Зенитное прикрытие — слабое. Достаточное лишь для прикрытия тыловых частей г. Ханко. Дальнейшее чтение и анализ Сталиным разведывательных донесений прервал вошедший в кабинет Власик. Он доложил о приезде комиссара государственной безопасности Федотова. Поздоровавшись с вошедшим Федотовым кивком головы, Сталин, предложив ему сесть, спросил: "Что нового?" Тот молча протянул Сталину тоненькую папку, раскрыв которую он прочитал: Совершенно секретно 25 марта 1941 г. начальник Генерального штаба сухопутных войск Германии генерал-полковник Гальдер записал в своем дневнике: "Подготовка к приему раненых на Востоке. Имеется 50 тыс. коек в качестве госпитальной базы на Востоке (этапные военные госпитали). Они подчиняются командующему армии резерва. Будет подготовлено 38 санитарных поездов для эвакуации раненых из этих госпиталей в Германию. Хойзингер: а. Изменение в директиве по стратегическому развертыванию ("Барбаросса") в связи с новым положением на Южном крыле. Изменения в требованиях к ВВС. б. Сравнение русских и германских сил в отношении готовности.

До 20.04 мы гораздо слабее русских6. После 20.04 дивизии начнут поступать в таком количестве, что эта опасность будет полностью устранена". Разведсводка. В гитлеровских вооруженных силах идет усиленная идеологическая обработка офицерского состава в яро антисоветском духе при помощи регулярных лекций "специалистов по России". О распределении обязанностей в гитлеровской верхушке в ходе подготовки нападения на СССР. а. Генеральный штаб сухопутных войск — начальник генерал-полковник Гальдер — в основном разработка конкретных военных вопросов — доктрины наступления на Восток. б. Герман Геринг — экономическое ограбление восточных территорий после их захвата. Так называемый план "Ольденбург". В одном из своих выступлений этот "второй наци" Германии заявил: "На Востоке я намерен грабить и грабить эффективно. Все, что может быть пригодным для немцев на Востоке, должно быть молниеносно извлечено и доставлено в Германию". в. Альфред Розенберг — оккупационная администрация. г. Генрих Гиммлер — организация и подготовка аппарата для физического истребления советского народа. Гак называемый шан "Ост" предусматривает первоначально физическое уничтожение 35 миллионов советских граждан, а впоследствии, как заявляют гитлеровцы, полное биологическое уничтожение русских. д. Мартин Борман — совместно с Гитлером все общие, наиболее важные вопросы, связанные с походом на Восток. Закончив читать донесение, Сталин внимательно посмотрел на Федотова. — Что скажете по поводу этих сообщений? Федотов встал. Сталин движением руки попросил его сесть и снова повторил свой вопрос. — Думаю, — ответил Федотов, — что выступление Германии против СССР решено окончательно и последует в скором времени. Оперативный план наступления предусматривает молниеносный удар на Украину и дальнейшее продвижение на Восток.

Сталин еще раз пристально взглянул на Федотова. Достав две папиросы из коробки "Герцеговина Флор", разломил их, высыпал табак в трубку, закурил. Походив по кабинету и, остановившись напротив Федотова, приказал: — Постарайтесь еще раз перепроверить эти сведения, и немедленно докладывайте мне все, что вам удастся узнать о подготовке Германии к нападению на нас. Немного помолчав, добавил: — О подготовке же к отражению возможного нападения подумаем.

После ухода Федотова Сталин уехал в Кремль. Там его ожидал авиаконструктор Яковлев, назначенный заместителем наркома авиационной промышленности7. По заданию Сталина Яковлев побывал в составе советских делегаций в Италии, Франции, Англии и дважды в фашистской Германии, знакомясь с развитием военно-воздушных сил в этих странах. В Германии ему была предоставлена возможность познакомиться с новейшей немецкой авиационной техникой, составлявшей важную военную тайну фашистского рейха. Сталин, одетый в полувоенный френч с откладным воротником, в брюках, заправленных в мягкие шевровые сапоги, встретил Яковлева у двери кабинета. Поздоровавшись за руку, усадил его на один из стульев, стоящих у стола заседаний, и сам сел рядом. Этим Сталин подчеркивал не только особое уважение, которое он питал к Яковлеву, — он хотел создать обстановку для непринужденной, неофициальной беседы. Сталина интересовало мнение такого талантливого специалиста в деле авиастроения, каким был Яковлев, и которого, конечно, в оценке самолетов западных стран не мог заменить самый лучший разведчик. Особенно важно было, что Яковлев, во время поездок, получил реальную возможность сравнить военно-воздушные силы фашистской Германии с военно-воздушными силами Советского Союза. — Каков ваш главный вывод, товарищ Яковлев, после знакомства с авиационной техникой западных стран? — спросил Сталин. — С точки зрения общей архитектуры самолета и смелого решения некоторых важнейших задач самолетостроения наша страна не уступает Западной Европе. Однако, товарищ Сталин, мы отстаем от них в культуре производства, в совершенстве доводки наших машин в мелочах. — Расскажите кратко о состоянии военно-воздушных сил стран, в которых вы побывали. — Если разрешите, начну с Италии. Яковлев раскрыл папку и, изредка заглядывая в свои записи, начал: — Италия никогда не была передовой авиационной страной, хотя правительство Муссолини и принимает все меры, чтобы создать нужное ему впечатление. С этой целью правительство Муссолини, который пост главы правительства совмещает с постом министра авиации, щедро поощряет всевозможные рекордные и спортивные полеты, отпускает большие средства отдельным конструкторам и летчикам для организации трансатлантических перелетов, не жалеет денег на создание "показательных" институтов и аэродромов. Итальянскому летчику Донати на самолете "Капрони" удалось установить мировой рекорд высоты — около 14 тысяч метров, а летчику Ажелло на гоночном самолете "Макки-72" мировой рекорд скорости — 710 км в час. Однако большинство увиденных нами в Монтечелио машин, в том числе и последние новинки. по своей схеме не были чем-либо оригинальными. Одно дело — построить единичные рекордные самолеты, другое дело — создать мощный воздушный флот. А даже беглое знакомство с авиационной промышленностью Италии показало несоответствие воображаемого с действительностью.

Во Франции мы посетили заводы наиболее известных французских конструкторов — Блерио, Рено, Потеза и Мессье. Ничего нового, современного в технологии изготовления самолетов мы не увидели. Всякий раз, осматривая авиационные заводы Франции, я невольно сравнивал их с нашими. И каждый раз с глубоким удовлетворением приходил к выводу, что по масштабу, по качеству оборудования ни одно из виденных мною французских предприятий не может идти ни в какое сравнение с любым из наших рядовых авиационных заводов. — Вы не преувеличиваете? — остановил Яковлева Сталин. Он много сил отдавал организации советских военно-воздушных сил и ему было, конечно, приятно услышать то, что говорил Яковлев. Но, как всегда недоверчивый, Сталин хотел иметь точную, правдивую информацию. Он уже не раз сталкивался с такими фактами, когда некоторые руководители, желая ему угодить, приукрашивали достижения. Таких поступков Сталин не прощал. — Не преувеличиваю, товарищ Сталин, так оно и есть в действительности,— продолжил свой рассказ Яковлев.— К середине 30-х годов Франция утонула в огромном количестве новых образцов самолетов и совершенно запуталась в выборе тех, которые можно было бы пустить в серийное, массовое производство и использовать во время войны. В результате отставание от вероятного противника — гитлеровской Германии. В 1939 г., когда разразилась Вторая мировая война, Франция оказалась без самолетов, во всяком случае без таких самолетов, которые могли бы соперничать с немецкими "Мессершмиттами" и "Юнкерсами", не говоря уже о том, что количественно германская авиация многократно превосходила французскую. В этом была одна из причин, что Франция потерпела столь позорное поражение. Во время изучения французских военно-воздушных сил у меня сложилось впечатление, что французские правители были более подготовлены к капитуляции, нежели к сопротивлению. Что касается Англии, то истребитель "Спитфайр" и бомбардировщик "Ланкастер" составляют основу вооруженных сил Британии. Тяжелый четырехмоторный "Ланкастер" имеет бомбовую нагрузку 6-7 тонн при максимальной скорости 450 километров в час. Английские истребители "Харикейн" и бомбардировщики "Уитли" по своим летно-боевым качествам не могут конкурировать с немецкими самолетами. Все надежды у англичан на прекрасный истребитель "Спитфайр", поставленный на серийное производство. Видели мы и два новых английских моноплана: истребитель фирмы "Хаукер" под названием "Харикейн" и самый последний образец английской авиационной техники — истребитель "Супермарин". Судя по всему именно усовершенствованные "Харикейны" и "Спитфайры" играют главную роль в отражении воздушных атак на Англию со стороны фашистской Германии. Теперь о нашем возможном противнике — фашистской Германии. Германская авиационная промышленность в основном выпускает три типа самолетов: "Мессершмитт-109", "Юнкерс-87" и "Юнкерс-88". Выпускаются также транспортный самолет "Юнкерс-52" и разведчик "ФВ-189". В небольших количествах строятся тяжелые истребители "Мессершмитт-110" и явно устаревшие бомбардировщики "Хейнкель-111" и "Дорнье-217". ''Хейнкель" имеет скорость примерно 430 километров в час. "Дорнье" несколько больше. В самолетном парке Германии преобладает "Мессершмитт-109", который немцы гордо именуют "королем воздуха". Как известно, в Испании наши истребители "И-15" и "И-16" впервые встретились в боях с "Мессершмиттами". Это были первые немецкие истребители "Ме-109В", скорость которых не превышала 470 километров в час. Наши истребители по скорости не уступали "Мессершмиттам", а оружие у тех и других было примерно равноценное — пулеметы калибра 7,6 миллиметра. Маневренность же у наших машин была лучше, и "мессерам" сильно от них доставалось. В силу этого у нас с модернизацией отечественной истребительной авиации не спешили. Немцы же раньше нас учли опыт первых воздушных боев в небе Испании, оперативнее нас использовали уроки испанского полигона. Они радикально улучшили свои боевые машины "Ме-109", установив двигатель "Даймлер Бенц-601" мощностью 1100 лошадиных сил, благодаря чему скорость полета возросла до 570 километров в час. Они вооружили его пушкой калибра 20 миллиметров, увеличив тем самым огневую мощь. В таком виде истребитель "Мессершмитт" поступил в серийное производство под маркой "Ме-109Е".

Два десятка "Ме-109Е" в августе 1938 года было послано в Испанию. Преимущество этих самолетов перед нашими истребителями "И-15" и "И-16" было очевидным. До этого молча и внимательно слушавший Сталин остановил Яковлева. — История вопроса мне известна, — произнес он. — Значит, вы считаете, что основная масса наших истребителей не может противостоять немецким? — Им могут противостоять лишь наши новые истребители "Миг", "Як" и "Лагг", которые появились в образцах лишь в 1940 г., но сейчас запущены в серийное производство, — с твердой убежденностью в голосе ответил Яковлев. — К сожалению, товарищ Сталин, сравнение наших бомбардировщиков с немецким "Юнкерсом-88" тоже не в нашу пользу. По скорости, по бомбовой нагрузке немцы имеют преимущество и в бомбардировочной авиации. Превосходящий немецкие бомбардировщики наш пикирующий бомбардировщик "Пе-2" только недавно запущен в серийное производство. Самолета же для взаимодействия с сухопутными войсками, подобного немецкому пикирующему бомбардировщику "Юнкерс-87", у нас нет. Намного превосходящий во всех отношениях "Ю-87" ильюшинский бронированный штурмовик "Ил-2" также лишь недавно запущен в серийное производство. Яковлев замолчал. Сталин встал и начал медленно прохаживаться по кабинету. Он не мог долго сидеть. Не давал застарелый ревматизм, полученный еще во времена царской России, когда в один из побегов из ссылки в северные края он провалился в прорубь и в сорокаградусный мороз, весь обледенелый и со сломанной рукой, восемнадцать километров добирался до ближайшего жилья. Мучительно болели ноги и их периодически приходилось разминать при ходьбе. Остановившись напротив Яковлева, Сталин произнес: — Выходит, мы правильно поступили, что в 1939 году заключили договор о ненападении с фашистской Германией, давший нам полтора года передышки? — Это было поистине гениальное решение, товарищ Сталин,— поднялся в свою очередь Яковлев: — Выигрыш во времени был особенно дорог для нашей авиации: он позволил за 1939-1940 годы создать новые, вполне современные типы боевых самолетов и к 1941 году запустить их в серийное производство. Без этого немцы бы наверняка нас в 1939 г., да еще вместе с японцами, разгромили. — Ну это еще бабушка надвое сказала, — усмехнулся Сталин, — но, вы правы, было бы очень трудно, — немного помолчав, добавил: — Выходит, перехитрили Гитлера, не помогла ему "нордическая" хитрость? — Выходит, товарищ Сталин. Яковлев закрыл папку, намереваясь уходить, решив, что он и так отнял у Сталина много времени. — Подождите, — остановил его Сталин. — Расскажите о ваших общих впечатлениях при последнем посещении Германии. Вы наблюдательный человек и наверняка заметили немало интересного. — Смотря что вас интересует, товарищ Сталин. — Какова общая обстановка в Берлине? Чувствуется, что Германия воюет с Англией? Некоторое время Яковлев молчал, обдумывая неожиданный для него вопрос Сталина. Он меньше всего ожидал, что его личные впечатления о Германии могут заинтересовать Сталина и готовился только к ответам на специальные, чисто технические вопросы о состоянии военно-воздушных сил европейских стран и прежде всего, конечно, Германии. О том, что Сталина интересуют именно эти вопросы, его, за день до приема, предупредил Поскребышев — Следов войны в городе, — начал Яковлев, — не видно. Союзная авиация больше пугает, чем действует. Во время ее налетов обстановка в Берлине больше напоминает учебную воздушную тревогу. Однако во время объявления воздушной тревоги немцы дисциплинированно прячутся в бомбоубежища и сидят в них до отбоя.

Днем около магазинов стоят очереди и в городе идет обычная жизнь. Большинство мужчин носят какую-нибудь форму: военную, эсэсовскую, полицейскую, форму фашистской партии: черные брюки и коричневый пиджак с нарукавной свастикой, даже дворники,

убирающие улицы, носят форменные фуражки. Повсюду плакаты с изображением Черчилля с надписью "Враг номер один" и лозунги: "Боже, покарай Англию!" Излюбленная тема при разговорах на международные и политические темы — высмеивание англичан. Почему-то гитлеровцы крайне насмешливо относятся и к своим союзникам итальянцам. Один из немецких авиаконструкторов за обедом рассказал мне такой анекдот: "У итальянцев танки отличаются от немецких тем, что имеют три скорости назад и одну вперед". В немецких кинотеатрах показывают очень популярную среди немцев документальную хронику о войне с Польшей: "Польша в огне" — варварскую бомбардировку немецкой авиацией этой страны. — Я видел эту картину. Такое могло иметь место только против страны с крайне слабой противовоздушной обороной, — заметил Сталин. — Евреи в Берлине обязаны носить на левой руке желтую повязку с черной буквой "Y" ("юде"), — продолжал свой рассказ Яковлев. — В такси часто можно видеть таблички: "Евреев не обслуживаю", а в кинотеатрах у кассы: "Евреям билеты не продаются". На бульварах скамейки для евреев с надписью "Фюрюден" (для евреев) выкрашены в желтый цвет и повернуты спиной к бульвару. И так по всей Германии. Имеют место еврейские погромы.

— Мне докладывали, — Сталин постучал зажатой в руке трубкой по столу, — что гитлеровцы готовят полное физическое истребление еврейского населения как в самой Германии, так и в оккупированных ею странах. С этой целью ими разработан специальный план уничтожения еврейского населения, закодированный под названием "План Ваннзее", — помолчав, Сталин добавил: — Жаль трудолюбивый и талантливый еврейский народ, насчитывающий шеститысячелетнюю историю. Многие его представители, будучи видными учеными в самых разнообразных областях, внесли существенный вклад в подготовку Советского Союза к обороне8. Сегодня реальная надежда на спасение у еврейского народа — это Советский Союз. Единственная страна в мире, где граждане еврейской национальности по-настоящему чувствуют себя, как впрочем и все другие народы, населяющие нашу великую страну, равноправными и свободными людьми.

Англичане и американцы же, выдающие себя за друзей евреев и в то же время создавшие и взрастившие гитлеровцев, много болтают о необходимости их спасения, но практически ничего для этого не делают, позволяют Гитлеру претворять в жизнь его людоедские планы9. — А почему гитлеровцы так ненавидят евреев? — спросил Яковлев. Сталин раскурил трубку, выпустил несколько колечек дыма, неторопливо ответил:

— Дело в капиталистической конкуренции. Рурские магнаты прибирают к рукам капитал евреев-капиталистов в Германии. А для маскировки, под флагом расовой теории, натравляют на всех евреев своих цепных псов в лице гитлеровцев,— остановившись посредине кабинета, Сталин спросил: — Какая, на ваш взгляд, отличительная черта у современных немцев? Яковлев ответил не задумываясь: — Самоуверенность. — Ну, этого им всегда хватало и губило их, — сказал Сталин. — Но сейчас, товарищ Сталин, в результате фашистской пропаганды, у всех у них без исключения — от конструктора до носильщика — чувствуется сознание превосходства над всеми другими народами. Сталин, сев к столу, проговорил: — Унтенменшен — недочеловеки, так, кажется, современные немцы именуют все другие народы? Яковлев в знак согласия кивнул: — Именно так, товарищ Сталин. После непродолжительного молчания Сталин проговорил, как бы отвечая на какие-то свои мысли: — Нет, мы правильно поступаем, что так сурово караем националистов всех мастей и расцветок. Они лучшие помощники наших врагов и злейшие враги собственных народов. Ведь заветная мечта националистов — раздробить Советский Союз на отдельные "национальные" государства и тогда он станет легкой добычей врагов. Народы же, населяющие Советский Союз, в своем большинстве будут физически истреблены, оставшаяся же часть превратится в бессловесных и жалких рабов завоевателей. Не случайно презренные предатели украинского народа — лидеры украинских националистов, все эти мельники, коновальцы, бандеры уже получили задание от немецкой разведки разжигать среди украинцев, которые те же русские, ненависть к русским и добиваться отделения Украины от Советского Союза. Все та же старая песня древних времен еще с периода существования Римской империи: разделяй и властвуй. Особенно преуспели в деле разжигания национальной розни и натравливании одних народов на другие англичане. Благодаря такой тактике, подкупая жалких и продажных вождей разных народов, капиталистическая островная Англия — первая фабрика мира, ничтожно маленькая по своим размерам, сумела захватить огромные территории, поработить и ограбить многие народы мира, создать "Великую" Британскую империю, в которой, как хвастливо заявляют англичане, никогда не заходит солнце. С нами этот номер, пока мы живы, не пройдет. Так что напрасно гитлеровские дурачки именуют Советский Союз "карточным домиком", который, якобы, развалится при первом серьезном испытании, рассчитывают на непрочность дружбы народов, населяющих сегодня нашу страну, надеются поссорить их друг с другом. В случае нападения Германии на Советский Союз люди разных национальностей, населяющие нашу страну, будут защищать ее, не жалея жизни, как свою горячо любимую Родину. Однако недооценивать националистов не следует. Если разрешить им безнаказанной действовать, они принесут немало бед. Вот почему их надо держать в железной узде, не давать им подкапываться под единство Советского Союза. Скажите, товарищ Яковлев, — задал новый вопрос Сталин, — как немецкие летчики относятся к советским военно-воздушным силам? — Относятся явно пренебрежительно, товарищ Сталин. Они считают нашу авиацию неполноценной, "азиатской", неспособной противостоять их "непобедимым" "Люфтваффе". — "Непобедимым", — усмехнулся Сталин. — Это их в конечном счете и погубит. Недооценка противника крайне опасная штука. — Товарищ Сталин, разрешите задать вопрос, — попросил Яковлев, — почему немцы раскрыли передо мной свои военные секреты — показали свою новейшую военную авиационную технику?

— Вероятно, хотят запугать, — ответил Сталин. — Сломить нашу волю к сопротивлению — прием не новый. Так поступал еще Чингисхан, лазутчики которого до нашествия распространяли сведения о могуществе его армии среди народов, на территорию которых

должна была вторгнуться татаро-монгольская конница. И надо сказать, что этот прием Чингисхана во многих случаях действовал безотказно, парализуя волю к сопротивлению у жертв агрессии. Но напрасно на этот прием надеются гитлеровцы. Мы не из пугливых. В конце беседы с Яковлевым Сталин предупредил его, что нужно усилить охрану государственной тайны в конструкторских бюро. Вот как описывал в своих воспоминаниях этот разговор А.С.Яковлев: "Нужно быть очень бдительным, — сказал И.В.Сталин. — Сейчас время такое ... Вот мы приставили охрану к вооруженцу Дегтяреву, он все свои секреты с собой носил и дома работал. Мы запретили ... Да ведь ко всем не приставишь охрану, и дело ваше не такое, — самолет не пистолет. — Можете быть спокойны, — государственная тайна сохраняется в конструкторских бюро надежно, — говорю я. — А вы все-таки поговорите с конструкторами на эту тему. Мне известно: есть еще среди вас беспечные люди. Лишний разговор не повредит. — Слушаю, товарищ Сталин, я соберу конструкторов и от вашего имени с ними поговорю ... — Зачем от моего имени? Сами скажите. Сталин сердито посмотрел на меня: — Вот многие любят за мою спину прятаться, по каждой мелочи на меня ссылаются, ответственность брать на себя не хотят. Вы человек молодой, еще не испорченный и дело знаете. Не бойтесь от своего имени действовать, и авторитет ваш будет больше, и люди уважать будут". Прощаясь с Яковлевым, Сталин приказал: — Товарищ Яковлев, делайте все возможное, чтобы новые виды самолетов как можно скорее поступили в наши вооруженные силы. По этим вопросам обращайтесь ко мне в любое время дня и ночи. Приказание Сталина было успешно выполнено. Если в 1942 году заводы Германии выпустили 14,7 тысячи военных самолетов, то заводы СССР — 25,4 тысячи, в 1943 г. — соответственно: 25,3 тысячи и 35 тысяч. Только за два года Советская Армия получила на 20 тысяч самолетов больше, чем гитлеровская.

В конец мая 1941 г. в кабинете Сталина в Кремле состоялось расширенное заседание Политбюро ЦК ВКП(б), обсудившее вопросы, связанные с подготовкой страны к обороне10. В кабинете Сталина с высоким сводчатым потолком. со стенами, обшитыми в рост человека светлыми дубовыми панелями, за длинным столом, покрытым зеленым сукном, разместились члены Политбюро ЦК ВКП(б), заместители председателя Совета народных комиссаров, нарком обороны, нарком Военно-Морского Флота, нарком НКВД, наркомы оборонной промышленности и начальник Генерального штаба Красной Армии генерал армии Жуков, недавно заменивший на этом посту генерала армии Мерецкова. Сталин с незажженной трубкой в руках медленно прохаживался по длинной ковровой дорожке. В кабинете стояла напряженная тишина, которую никто не смел нарушить. Все ожидали, что же скажет вождь. Походив еще некоторое время, Сталин заговорил:

— Обстановка обостряется с каждым днем и очень похоже, что мы можем подвергнуться внезапному нападению со стороны фашистской Германии. В это, конечно, трудно поверить, так как Германия ни в экономическом, ни в военном отношении сегодня к войне с Советским Союзом не готова. Однако от таких авантюристов, как гитлеровская клика, всего можно ожидать, тем более что нам давно известно, что нападение фашистской Германии на Советский Союз готовится при прямой поддержке монополистов США и Англии. Англо-американская агентура делает в Германии все, чтобы как можно скорее бросить Германию на Советский Союз. Англо-американские империалисты рассматривают фашистскую Германию как ударную силу в борьбе против Советского Союза и демократического движения во всем мире. В этом мы убедились, еще когда анализировали политику англо-французских правящих кругов, направленную на срыв предложений о разоружении, внесенных Советским

правительством в Лигу наций, на отказ прекратить подлую провокационную политику так называемого "невмешательства", возродившую германскую агрессию. Достаточно вспомнить, что накануне заключения нами договора с Германией о ненападении бывший британский премьер Чемберлен, со свойственным правящим кругам Англии лицемерием, делал все от него зависящее, чтобы подставить нашу страну под удар фашистской Германии. Во время переговоров в Москве между тремя делегациями: английской, французской и советской об организации коллективного отпора агрессии со стороны фашистской Германии выяснилось, что английская и французская делегации умышленно затягивают переговоры и не имеют поручений от своих правительств заключать какие бы то ни было военные соглашения о совместных действиях с Советским Союзом в случае агрессии со стороны Германии. В это же время мы узнали, что английское правительство, наряду с переговорами с нами, ведет одновременно тайные переговоры с Гитлером, предлагает немцам, за нашей спиной, заключить пакт о ненападении и разделить между Германией и Англией территорию Советского Союза и Китая, — Сталин замолчал, пососал незажженную трубку и продолжил. — Суть этой политики понять несложно. Стравить в военном конфликте Германию и Советский Союз, чтобы самим стоять в стороне и, как это свойственно англичанам, загребать жар чужими руками. Они надеются, что после взаимного истребления Германией и Советским Союзом друг друга, сохранив свои вооруженные силы, станут безраздельно и спокойно господствовать в мире. Убьют двух зайцев: ликвидируют Советский Союз и устранят с мировой арены своего конкурента в борьбе за мировое господство в лице фашистской Германии. Заключенный нами в 1939 году договор с Германией сорвал эти коварные замыслы. Англо-американские политиканы, как уже бывало не раз в прошлом, например с небезызвестным планом Дауэса, пока что явно остались с носом. Если подвести итог внешнеполитической деятельности с 1931 до начала 1941 года, то главным является то, что несмотря на все происки англо-американского империализма, удалось избежать вовлечения Советского Союза в войну против фашистской Германии. В противном случае летом 1939 года нам бы пришлось в одиночестве вести войну на два фронта: против фашистской Германии на Западе и против, открыто напавшей на нас в районе реки Халхин-Гол, Японии на Востоке. Теперь же советская граница отодвинута далеко на запад, что дает нам возможность, в случае нападения, развернуть наши вооруженные силы и вести военные действия вдали от жизненно важных центров страны. Разгром же Японии на Халхин-Голе существенно умерил воинственный пыл японских самураев, которые заключили с нами договор о нейтралитете. Таким образом, заключение договора о ненападении с Германией было правильным политическим шагом с нашей стороны. Он дал необходимую передышку для более лучшей подготовки страны к обороне, позволил расколоть направленный против нас мюнхенский фронт империалистов в лице Германии, Италии, Англии и Франции и стоящими за их спинами США. В результате общего похода империалистических держав против СССР не получилось. Это главный результат. Сталин опять помолчал, внимательно оглядел присутствующих и, раскурив трубку, продолжил:

— Чем же объяснить то обстоятельство, что Вторая мировая война началась, вопреки надеждам англо-американских правящих кругов, не нападением Германии на Советский Союз, а как схватка между империалистами Германии, с одной стороны, и империалистами Англии, Франции и стоящими за их спиной монополистами США? Во-первых, это объясняется, прежде всего, объективными межимпериалистическими противоречиями. Борьба монополий за рынки сбыта и источники сырья, обеспечение наивысших прибылей оказались практически сильнее, чем противоречия капиталистического мира с Советским Союзом — со страной нового общественного и государственного строя. Англо-американский империализм не мог уступить своим конкурентам в лице Германии и Японии господство над капиталистическим миром. Во-вторых, это объясняется тем. что правящая клика фашистской Германии не может не учитывать известных уроков Первой мировой войны: она всячески стремится избежать войны на два фронта и разбить своих противников поодиночке. Поскольку они считали, что Англия и

Франция более слабый противник, чем СССР, решили начать с них. Известно, например, что Англия к моменту нападения на нее Германии имела на Британских островах всего 20 тысяч обученных солдат, 200 пушек и 50 танков. В-третьих, если и решатся гитлеровцы напасть на Советский Союз, то сделают это только лишь после того, как подчинили себе Западную Европу, поставив на службу германскому империализму все ресурсы европейских стран, коренным образом укрепив и усилив военное могущество Германии. В общем, — заключил Сталин, — обстановка крайне сложная и нам не следует забывать слова великого Ленина, что мы всегда от всякого нашествия на волосок. В то же время следует помнить, что нам следует трезво учитывать бешеные метания мировой буржуазии и не давать англо-американским поджигателям войны возможность загребать жар чужими руками. А теперь давайте посмотрим, как же у нас обстоят дела с подготовкой страны к обороне. Товарищ Жуков, пожалуйста, мы слушаем вас. — Товарищи, — начал свое выступление Жуков, — поскольку многое в подготовке страны к обороне присутствующим здесь хорошо известно, позвольте кратко остановиться лишь на самом главном. Стрелковые войска. В конце марта сего года из запаса, чтобы пополнить состав стрелковых дивизий и другие рода войск, призвано 800 тысяч красноармейцев и сержантов. В апреле 1941 года для стрелковых войск введен штат военного времени. По этим штатам дивизии надлежит иметь 14 с половиной тысяч человек, 78 полевых орудий, 54 противотанковых 45-мм пушек, 12 зенитных орудий, 66 минометов калибра 82-120 мм, 16 легких танков, 13 бронемашин, более трех тысяч лошадей. Это идеал. На сегодня же в приграничных округах из ста семидесяти дивизий и двух бригад — 19 дивизий укомплектованы до 5-6 тысяч человек, 7 кавалерийских дивизий в среднем по 6 тысяч человек, 144 дивизии имеют численность по 8-9 тысяч человек. Во внутренних же округах большинство дивизий содержится по сокращенным штатам, многие же стрелковые дивизии только начали формироваться. Чтобы довести количество бойцов в дивизиях до намеченных 14,5 тысячи, нужно провести в стране всеобщую мобилизацию. Бронетанковые войска. Работу танковой промышленности отличают высокие темпы развития и совершенство конструкций отечественных машин. В 1938 году по сравнению с началом тридцатых годов производство танков возросло более чем в три раза. В настоящее время в связи с задачами, поставленными ЦК ВКП(б) и Советским правительством, создаются танки с более мощной броневой защитой и вооружением при высокой подвижности и надежности в эксплуатации (средние танки Т-34 и "КВ" тяжелые). В то же время нельзя не отметить, что некоторые танковые заводы план не выполняют, вооружение войск танками "КВ" и Т-34 идет крайне медленными темпами. Практически новые танки только со второй половины 1940 года начали поступать в бронетанковые училища и в войска приграничных округов. Из первоочередных стоящих перед нами задач крайне важной является формирование новых мехкорпусов. Пока их создано всего 9. В марте сего года принято решение о формировании просимых нами 20 механизированных корпусов. Однако мы не рассчитали объективных возможностей нашей танковой промышленности. Для полного укомплектования новых мехкорпусов требуется 16,6 тыс. танков только новых типов, а всего около 32 тысяч танков. Такого количества машин в течение одного года практически, конечно, взять неоткуда, недостает для этого и технических, и командных кадров. Артиллерия. С 1 января по настоящее время Красная Армия получила 29637 полевых орудий, 52407 минометов, а всего орудий и минометов, с учетом танковых пушек — 92578. Подавляющее большинство этого оружия приходится на войсковую артиллерию, входящую в штат частей и соединений. Войсковая артиллерия приграничных округов в основном укомплектована орудиями до штатных норм. Начали формирование 27 артиллерийских полков и 10 артиллерийских противотанковых бригад резерва Главного командования.

В настоящее время мы располагаем шестьюдесятью гаубичными и четырнадцатью пушечными артиллерийскими полками резерва Главного командования. Они безусловно сыграют решающую роль в отражении танковых атак фашистской Германии, если она все же

решится напасть на Советский Союз. В то же время нельзя не признать, что артиллерии резерва Главного командования у нас недостаточно. К тому же артиллерийская тяга плохой проходимости не позволяет осуществлять маневрирование вне дорог. Хочу также отметить, что Главное артиллерийское управление недооценивает такое мощное реактивное оружие, как БМ-13 ("Катюши"). Необходимо, товарищ Сталин, немедленно принять решение об их срочном серийном производстве. Нужно сделать все возможное, чтобы войска как можно скорее получили это грозное оружие. На какое-то время Жуков замолчал, перебирая лежащие перед ним листки доклада. Взглянув на Сталина, который невозмутимо, не перебивая докладчика вопросами, сидел за столом рядом с Молотовым (председательское кресло во главе стола пустовало), время от времени делая заметки в блокноте, Жуков продолжил: — В существенном ускорении нуждается производство 82-мм и 120-мм минометов. Пока что они поступают в части явно в недостаточном количестве. Войска связи, инженерные войска. Железные и шоссейные дороги. Комиссия ЦК ВКП(б) и СНК СССР, работавшая в середине 1940 г., справедливо указала на то, что количество инженерных войск мирного времени не может обеспечить их нормальное развертывание на случай войны. В связи с этим нами штаты кадровых частей этих войск увеличены. Сформированы новые части, приняты меры по улучшению общей подготовки инженерных войск. Крайне слабым нашим местом являются войска связи, в которых не хватает современных средств связи, фактически отсутствуют мобилизационные и неприкосновенные запасы имущества связи. Радиосеть Генштаба обеспечена радиостанциями типа РАТ только на 39 процентов, а радиостанциями типа РАФ и заменяющими их 11-АК и другими — на 60%, зарядными агрегатами — на 45 процентов. Приграничный Западный военный округ располагает радиостанциями только на 27 процентов, Киевский военный округ — на 30 процентов, Прибалтийский военный округ — на 52 процента. Примерно так же обстоит дело и с другими средствами радио и проводной связи. Подземной кабельной сети, необходимой для обслуживания оперативных и стратегических инстанций, нет вообще. Считаем ошибочным утверждение, что для руководства фронтами, внутренними округами и войсками резерва Главного командования в случае войны будут использованы преимущественно средства Наркомата связи с ВЧ Наркомата внутренних дел. Необходимы срочные меры, чтобы, пока еще не поздно, привести телефонно-телеграфную сеть, радио и радиотрансляционную сеть в надлежащий порядок. Без хорошо налаженной связи вооруженные силы успешно воевать не смогут.

Важной проблемой является строительство укрепленных рубежей вдоль государственной границы, состояние шоссейных и грунтовых дорог. К строительству новых укрепленных районов на западной границе приступили в начале 1940 года. На сегодняшний день удалось построить 2500 железобетонных сооружений, из коих 1000 вооружены УРовской артиллерией, а остальные 1500 — только пулеметами. Строительство укрепленных районов не завершено и с этой стороны новая граница крайне уязвима. В связи с этим считаю своим долгом заявить, что предпринятое по предложениям тт. Кулика, Шапошникова и Жданова разоружение укрепленных районов на старой нашей границе явно ошибочно11. Они еще могут пригодиться. До сих пор молча слушавший Сталин спросил: — Вы что же считаете, что мы будем отступать до старой границы? Его поддержал Ворошилов: — Товарищ Жуков здесь явно переоценивает будущего противника и недооценивает наши силы. Жуков, с завидной невозмутимостью подавив в себе поднимающийся гнев против Ворошилова, которого после войны с Финляндией считал бездарным военачальником, ответил:

— На войне все бывает, товарищ Сталин. Я же привык всегда готовиться к худшему. Тогда не бывает неожиданностей. Что же касается замечания товарища Ворошилова, то его недооценка противника уже однажды дорого обошлась нашим вооруженным силам во время финской кампании. Сталин жестом руки остановил Ворошилова, который хотел что-то возразить. — Так вы считаете, товарищ Жуков, что разоружать старые укрепленные районы, чтобы снятым с них вооружением оснастить укрепленные районы на новой границе, не следует? Я вас верно понял? — Совершенно верно, товарищ Сталин. Сталин молча встал и начал опять ходить по кабинету. Все молчали. Молчал и Жуков. После некоторых раздумий Сталин проговорил: — Хорошо, мы подумаем, продолжайте, товарищ Жуков. — Сеть шоссейных дорог в западных областях Белоруссии и Украины в очень плохом состоянии. Многие мосты не выдержат веса средних танков и артиллерии. проселочные же дороги требуют капитального ремонта. Приграничные железнодорожные районы мало приспособлены для массовой выгрузки войск. Об этом свидетельствуют следующие цифры. Железнодорожные дороги немцев, идущие к границе Литвы, имеют пропускную способность 220 поездов в сутки, а наша Литовская дорога, подходящая к границам Восточной Пруссии, — только 84. Не лучше обстоит дело на территории западных областей Белоруссии и Украины: здесь у нас почти вдвое меньше железнодорожных линий, чем у противника. Железнодорожные войска и строительные организации в течение 1941 года явно не смогут выполнить те работы, которые нужно провести. Военно-воздушные силы. С 1 января 1939 г. по настоящее время Красная Армия получила от промышленности 17745 боевых самолетов, из них 3719 самолетов новых типов. Конструкторы: С.В.Ильюшин, А.И.Микоян, С.А.Лавочкин, В.М.Петляков, А.С.Яковлев вместе со своими молодыми коллективами дают военной авиации истребители Як-1, Миг-3, Лагг-З, штурмовик Ил-2, пикирующий бомбардировщик Пе-2 и многие другие — всего около двадцати типов. Однако в количественном отношении в ВВС преобладают машины старых конструкций. По данным специалистов примерно 75-80 процентов общего числа машин по своим летно-техническим данным уступают однотипным самолетам фашистской Германии. Материальная часть новых самолетов только осваивается, современной авиационной техникой мы успели перевооружить не более 21 процента авиационных частей. Соотношение между важнейшими родами ВВС следующее: бомбардировочные авиаполки — 45 процентов, истребительные — 42 процента, штурмовые, разведывательные и другие — 13 процентов. Начато формирование 25 новых авиационных дивизий. Характер возможных боевых операций определил необходимость значительного увеличения воздушно-десантных войск. В апреле сего года началось формирование пяти воздушных корпусов. Их удалось укомплектовать личным составом, но боевой техники не хватило. В целом наши военно-воздушные силы находятся в стадии реорганизации, перехода на новую материальную часть и переучивание летно-технического состава. Через год-полтора наша авиация может предстать в совершенно обновленном, мощном, боевом виде. Войска противовоздушной обороны. В настоящее время силы ПВО орудиями среднего калибра обеспечены примерно на 85 процентов, малого калибра — на 70 процентов. Некомплект по истребителям составляет 40 процентов, укомплектованность зенитными пулеметами — 70 процентов, по аэростатам заграждения и прожекторам — до половины. Насущной задачей в деле усиления противовоздушной обороны является формирование истребительных корпусов для защиты Москвы и Ленинграда. Новая система ПВО не отработана до конца, оснащение новейшей техникой и ее освоение только началось. Военно-морской флот. В вопросах оперативного использования военно-морских сил Наркомат Военно-Морского Флота руководствуется общими оперативными и мобилизационными планами, которые разрабатывает Генеральный штаб.

Темпы оснащения Военно-Морского Флота нарастают. Только за 11 месяцев 1940 года спущено на воду 100 миноносцев, подводных лодок, тральщиков. торпедных катеров, отличающихся высокими боевыми качествами. Всего в 1940 году строилось 270 кораблей всех классов. Создаются новые военно-морские базы, дополнительно осваиваются районы на Балтийском, Баренцевом и Черном морях. Наш Дальний Восток надежно прикрывается Тихоокеанским флотом с моря. В его состав входят: два крейсера, один лидер эсминцев, 12 эскадренных миноносцев, 78 подводных лодок, 204 торпедных катера, десантные суда, тральщики и другие корабли, полторы тысячи самолетов. На сегодня в составе нашего флота более 600 боевых кораблей. Среди них: 3 линкора, 7 крейсеров, 49 эсминцев, 218 подводных лодок и более 300 различных малых кораблей и катеров. Военно-морская авиация насчитывает 2529 самолетов.

Мне известно, что личный состав Военно-Морского Флота подготовлен хорошо, командующие флотами, флотилиями и их штабы готовы к боевым операциям12. Среди недостатков главным является отсутствие должного внимания к береговой и противовоздушной обороне, минно-торпедному вооружению. О том, сколь велики мероприятия, осуществленные партией и правительством по укреплению обороны страны в 1939-1941 гг., говорит рост численности наших вооруженных сил. Они возросли за это время в 2,8 раза, было сформировано 125 новых дивизий. За период с 1931 г. по 1941 г. огневые возможности сухопутных войск увеличились более чем в три раза, число боевых самолетов в 7 раз, танков в 43 раза. За это время вступило в строй 312 боевых кораблей, в том числе 206 подводных лодок. Только в начале 1941 г. вооруженные силы получили 2650 самолетов новых конструкций, свыше 600 тяжелых танков "КВ" и 1440 лучших в мире средних танков Т-34. К 1 января 1941 года в сухопутных войсках, военной авиации, на флоте, в войсках ПВО насчитывалось более 4200 тысяч человек. Уделяется большое внимание развитию теоретической военной мысли, подготовке квалифицированных командных и политических кадров. На сегодня их готовят 19 академий, 10 факультетов при гражданских вузах, 7 высших военно-морских училищ, в которых обучается 37 тысяч сто курсантов, 203 военных училища (238 тысяч 900 курсантов). Однако вопрос о командных кадрах вооруженных сил в 1941 году продолжает оставаться острым. Массовое выдвижение на высшие командные должности молодых командиров снижает на какое-то время боеспособность армии. В связи со значительным увеличением численности наших вооруженных сил ощущается недостаток квалифицированного командного состава, специалистов-танкистов, артиллеристов и летно-технического состава. В связи с угрозой войны принимаются меры по реализации планов прикрытия и стратегического развертывания войск. В январе 1941 г. войскам особых округов (Киевскому и Белорусскому) приказано перейти на повышенную готовность. Срочно стягиваются стратегические резервы из Забайкалья, с Урала, из Восточной Сибири и Туркестана. По директивам Генерального штаба от 13 мая 1941 г. на рубежи Западная Двина — Днепр перебазировались: 22-я армия из Уральского военного округа, 21-я из Приволжского, 19-я из Северо-Кавказского, 25 стрелковый корпус — из Харьковского военного округа. С 22 мая с.г. началась переброска 16-й армии из Забайкальского военного округа на Правобережную Украину. В марте 1941 г. Генеральный штаб закончил разработку мобилизационного плана для промышленности по производству военной продукции на случай войны. Особый доклад подготовлен Генштабом и послан в ЦК ВКП(б) и Совет Народных Комиссаров СССР о боеприпасах.

Вопрос об обеспечении воинских частей артиллерийскими снарядами и минами стоит очень остро. Не хватает гаубичных, зенитных и противотанковых снарядов. Особенно плохо с боеприпасами для новейших артиллерийских систем. В заключение доклада хочу отметить, что благодаря мудрым решениям партии о индустриализации страны и коллективизации сельского хозяйства, режиму экономии, в вооруженных силах созданы стратегические запасы горюче-смазочных материалов, продовольствия, обмундирования, которых, в случае войны, хватит на несколько лет. В укреплении советских вооруженных сил исключительно важную роль сыграл принятый в сентябре 1939 г. закон "О всеобщей воинской обязанности". Товарищи! В вооруженных силах идет интенсивное совершенствование форм и методов ведения боевых действий, проводятся значительные изменения в организационной структуре войск на базе новой техники. Вооруженные силы готовятся к обороне страны, опираясь на самую передовую науку. Современный период в развитии наших вооруженных сил — это период коренных военных реформ, поиск новых способов наиболее эффективного использования боевой техники, улучшения всей системы боевой подготовки войск, выработки советской военной доктрины. В 1940 году проводились многочисленные учения и крупные по своим масштабам маневры в Белорусском, Киевском и других военных округах, где отрабатывались вопросы массированного применения танков, авиации и десантных войск, а также проведения наступательных операций на большую глубину. Учащимся военных академий прививается мысль, что войны в нынешнюю эпоху не объявляются, что агрессор стремится иметь на своей стороне все преимущества внезапного нападения, поэтому каждая воинская часть должна быть готова в любую минуту к отражению нападения. Военная стратегия строится главным образом на правильном утверждении, что только наступательными действиями можно разгромить агрессора. К сожалению, другие варианты борьбы — встречные сражения, вынужденные отступательные действия, бои в условиях окружения (если брать, конечно, не отдельные работы, а направление в преподавании военных дисциплин) — рассматриваются недостаточно основательно. У меня все, товарищ Сталин. Оглядев присутствующих, Сталин спросил: — Будут ли вопросы к товарищу Жукову? Слегка заикаясь, Молотов заговорил: — Непонятно, почему Генеральный штаб долго мирится с такими большими недостатками в подготовке к обороне страны, о которых нам сегодня доложил Жуков? — Подожди, — остановил Молотова Сталин, — Жуков — начальник Генерального штаба всего несколько месяцев. Он не может отвечать за оставленное ему наследство, — помолчав и посмотрев на Молотова. Сталин неожиданно для всех добавил: — Этот вопрос, пожалуй, следует прежде всего задать нам с тобой. Собирая разложенные на столе листки доклада, Жуков, как бы отвечая на вопрос, заданный Молотовым, проговорил: — За пять последних лет сменились четыре начальника Генерального штаба. Столь частая смена руководства Генштаба не давала возможности во всей полноте освоить вопросы обороны страны и глубоко обдумать все аспекты предстоящей войны. — Будут ли еще вопросы к товарищу Жукову? — повторил вопрос Сталин. Все молчали. После того, как Жуков "отчитал" Ворошилова, спорить с которым, а тем более критиковать, все присутствующие, кроме Сталина, конечно, боялись, желающих полемизировать с Жуковым не оказалось. В знании военных вопросов, кроме Сталина, равных ему не было. Потерять же авторитет, стать посмешищем в результате неудачно заданного вопроса никому из присутствовавших не хотелось. Немного подождав, Сталин сказал: — Тогда подведем некоторые итоги. Период с 1939 г. по 1941 г. подтвердил правильность взятого курса партии на всемерную подготовку страны к обороне. Мы создали мощную экономическую базу для отпора агрессии — это, во-первых. И теперь подготовка к обороне нашей страны проводится на прочной экономической основе, созданной в ходе успешного выполнения пятилетних планов.

В результате, если в течение 1913 года накануне первой мировой войны в царской России было произведено 4 млн. 220 тысяч тонн чугуна, 4 миллиона 230 тысяч тонн стали, 29 миллионов тонн угля, 9 миллионов тонн нефти, 21 миллион 600 тысяч тонн товарного зерна, 740 тысяч тонн хлопка-сырца, то в 1940 году в нашей стране было произведено 15 млн. тонн чугуна, т.е. почти в 4 раза больше, чем в 1913 году, 18 миллионов 300 тысяч тонн стали, т.е. в 4 с половиной раза больше, чем в 1913 году, 166 миллионов тонн угля, т.е. в 5 с половиной раз больше, чем в 1913 году, 31 миллион тонн нефти, т.е. в 3 с половиной раза больше, чем в 1913 году, 38 миллионов 300 тысяч тонн товарного зерна, т.е. на 17 миллионов тонн больше, чем в 1913 году, 2 миллиона 700 тысяч тонн хлопка сырца, т.е. в 3 с половиной раза больше, чем в 1913 году. Это поистине историческое превращение было проделано в баснословно короткие сроки, в течение трех пятилеток, начиная с 1928 года — первого года первой пятилетки. До этого срока страна восстанавливала разрушенную промышленность и залечивала раны, полученные в результате Первой мировой и гражданской войн. В настоящее время по объему промышленного производства мы занимаем первое место в Европе и второе место в мире. Благодаря объективным преимуществам социалистического способа производства над капиталистическим, преимущества социалистической экономики, умелого их использования мы стали великой индустриальной державой за 13 лет, да еще в условиях враждебного капиталистического окружения. Срок просто фантастический. Известно, что Англии для этого потребовалось 150 лет, а США — 80. Проявляя повседневную заботу о вооруженных силах, мы воспитали сильную и боеспособную армию, подготовили ее к обороне страны — это, во-вторых. История учит, что когда об армии нет должной заботы и ей не оказывается моральная поддержка, появляется новая мораль, разлагающая армию. К военным начинают относиться пренебрежительно, что всегда приводит такую страну и такой народ к катастрофе. Армия должна пользоваться исключительной заботой и любовью народа и правительства — в этом величайшая моральная сила армии. Армию нужно лелеять. В этом залог успеха, в этом залог победы. В своем докладе товарищ Жуков упустил один очень важный вопрос — усиление партийного влияния в советских вооруженных силах. В ходе подготовки страны к обороне Политбюро ЦК ВКП(б) приняло ряд важных решений по этому вопросу: "О приеме красноармейцев в партию", "О работе среди комсомольцев РККА", "Об отборе 4000 коммунистов на политработу в РККА". К началу 1941 года в Красной Армии и на Флоте находилось 560800 коммунистов — 15% всего состава партии. Коммунисты составляли 12,7% личного состава армии и флота. Комсомольцев в армии и флоте насчитывается более 2 млн. — это пятая часть комсомола. Члены ВЛКСМ составляют почти 40% всего личного состава армии и флота. Таким образом, 52,7% наших вооруженных сил составляют коммунисты и комсомольцы, что несомненно, если придется воевать, обусловит невиданную в истории стойкость и боеспособность Красной Армии и Красного Флота. Командующие войсками округов и армий — это на 100% исключительно опытные в военном отношении генералы — участники гражданской войны, служащие в вооруженных силах не менее 20 с лишним лет. 89% командующих войсками, 53% членов Военных Советов округов, 71% командующих армиями, 65% членов Военных Советов армий, 88% начальников штабов округов и 100% начальников штабов армий имеют высшее военное образование.

Однако, говоря о недостатках, нельзя не отметить, что товарищ Жуков прав: часть наших беззаветно преданных Родине командных кадров — люди молодые, недавно выдвинутые на командные должности, не имеющие достаточного военного опыта. В ходе своевременного и правильного очищения наших вооруженных сил от проникшей в них иностранной агентуры товарищ Ворошилов и его заместители по наркомату обороны явно перестарались. Доверившись "информации", которую получали от бывшего наркома НКВД Ежова, уволили из вооруженных сил около 40 тысяч опытных командиров, якобы за политическую неблагонадежность. Большинство было уволено под прикрытием ставших модными лозунгов: за связь с врагами народа или за потерю бдительности. Достаточно было НКВД СССР установить, что среди знакомых военнослужащего или среди тех, с кем он повседневно общался по службе, оказался разоблаченный агент иностранной разведки, чего он, конечно, не знал и знать не мог, чтобы такого командира немедленно увольняли из вооруженных сил. Товарища Ворошилова, конечно, можно понять. Потеря бдительности — дело крайне опасное: ведь для того, чтобы осуществить успешное наступление на фронте, нужны сотни тысяч бойцов, а чтобы провалить его — два, три мерзавца-предателя в Генеральном штабе. Однако чем бы не оправдывали увольнение 40 тысяч командиров из вооруженных сил — это мероприятие не только чрезмерное, но и крайне вредное во всех отношениях. Центральный Комитет партии поправил товарища Ворошилова. К январю 1938 г. в армию и на флот возвращено 11 тысяч ранее уволенных опытных в военном деле командиров, — неожиданно Сталин добавил: — Наши враги за рубежом в провокационных целях распространяют слухи о массовых расстрелах, которые якобы имели место в Советском Союзе, проливают крокодиловы слезы по разоблаченным нами и расстрелянным своим агентам, по всем этим Тухачевским, Егоровым, Якирам, — глаза Сталина зло блеснули: — Утверждают, что разоблачение иностранной агентуры в СССР якобы понизило боеспособность советских вооруженных сил, а число расстрелянных в Советском Союзе чуть ли не перевалило за миллион человек. Это провокационная клевета. В 1937 году за контрреволюнионные преступления судебными органами был осужден 841 человек. Из них расстрелян 121 человек. В 1938 году по статьям о контрреволюционных преступлениях органами НКВД было арестовано 52372 человека. При рассмотрении их дел в судебных органах осуждены были 2731 человек, из них расстреляно 89 человек и 49641 человек оправданы. Такое большое количество оправдательных приговоров подтвердило, что бывший нарком НКВД Ежов арестовывал многих людей без достаточных к тому оснований. За спиной ЦК партии творил произвол, за что и был арестован 10 апреля 1939 г., а 4 апреля 1940 г. по приговору военной коллегии Верховного Суда СССР провокаторы Ежов и его заместитель по НКВД Фриновский расстреляны. Что касается большинства заключенных, находящихся в лагерях системы ГУЛАГа НКВД СССР, то это обычные уголовники, которых в интересах безопасности советского народа нельзя держать на свободе. Политических преступников в Советском Союзе фактически нет, так как в условиях монолитного социалистического общества, в условиях всеобщего сознательного патриотизма, желающих выступить против Советской власти просто нет. Иностранная же агентура, которая всегда организует и провоцирует антисоветские выступления, нами уничтожена. То, что мы, товарищи, очистили вооруженные силы от заговорщиков и предателей, освободили страну от иностранной агентуры, большая заслуга коммунистической партии перед советским народом. Без этого нельзя было бы осуществить хорошую подготовку страны к обороне. Ведь расстрелянные враги народа основной своей задачей ставили свержение советского строя, восстановление капитализма и власти буржуазии в СССР, который бы в этом случае превратился в сырьевой придаток Запада, а советский народ в жалких рабов мирового империализма. Важное место в планах врагов народа занимали: подрыв экономической и военной мощи СССР, содействие иностранным агрессорам в деле нападения на СССР. подготовка военного поражения СССР. Захватив власть и установив бонапартистские порядки в стране, опираясь на вооруженное ими контрреволюционное отребье, на уголовные и деклассированные элементы, эти презренные и жалкие предатели намеревались прежде всего отказаться от социалистической собственности, продав в частную собственность капиталистическим элементам важные в экономическом отношении наши хозяйственные объекты. Под видом нерентабельных ликвидировать совхозы и распустить колхозы. Передать трактора и другие сложные сельскохозяйственные машины крестьянам-единоличникам, именуемыми ими фермерами, для возрождения кулацкого строя в деревне. Закабалить страну путем получения иностранных займов. Отдать в концессию важные для империалистических государств наши промышленные предприятия. Отдать Японии сахалинскую нефть, а Украину — Германии. В то же время осужденные враги народа стремились всеми силами подорвать боеспособность советских вооруженных сил.

, , : "... ,

программных установках нам надо возвращаться к капитализму и выставлять программу капитализма, потому что тогда сможем опереться на некоторые слои в стране — создавать мелкокапиталистическую среду, мелких торговцев, мелкую буржуазию". И далее: "Путь к власти лежал через постепенное восстановление капиталистических элементов, которые бы вытеснили и, в известной мере, заменили элементы социалистические". На судебных процессах враги народа признались, что они "направляли свои усилия на то, чтобы "переломить партии хребет", и вместе с тем "переломить хребет" и советской власти". Корни этой компании, этой банды надо было искать в тайниках иностранных разведок, купивших этих людей, взявших их на свое содержание, оплачивавших их за верную холопскую службу. И мы эти корни нашли. Не покладая рук работали иностранные разведчики, отыскивая и находя себе, к сожалению, союзников в нашей стране, помощников в среде, правда, разложившихся, враждебных советскому строю людей. Поскольку разоблаченные и расстрелянные враги народа имели своей целью открыть ворота иноземному врагу, врагу-агрессору, своевременное разоблачение и ликвидация их — одно из важнейших мероприятий в деле подготовки страны к успешной обороне. Революция только тогда что-либо стоит, если она умеет и может защищаться, — не раз предупреждал нас Ленин. Неприступные крепости легче всего берутся изнутри. Таким образом, накануне разгрома вражеской пятой колонны в стране боролись две программы — непримиримые, как смертельные враги, стоящие одна против другой. Две программы, два лагеря. С одной стороны — оторванная от народа и враждебная народу маленькая кучка людей, ставшая агентами иностранных разведок, с другой стороны — трудящиеся, строящие светлое социалистическое общество, обеспечивающее им свободную и сытую жизнь. К сожалению, факты беззакония, допущенные в прошлом Ежовым, имели место и в наших высших судебных органах. 14 июня 1939 года председатель Военной коллегии Верховного Суда СССР армвоенюрист В.Ульрих обратился ко мне со следующей просьбой: "В настоящее время имеется большое количество не рассмотренных дел об участниках правотроцкистских, буржуазно-националистических и шпионских организаций: в Московском округе — 800 дел, в Северо-Кавказском округе — 700 дел, в Харьковском военном округе — 500 дел, в Сибирском военном округе — 100 дел. Предлагаем в силу секретности защитников на судебные заседания не допускать (выделено мною — В.Ж.). Прошу указаний. Армвоенюрист В.Ульрих." Письмо было более чем странным, особенно после январского 1938 г. Пленума ЦК ВКП(б), принявшего, как вам известно, постановление "Об ошибках парторганизаций при исключении коммунистов из партии, о формально-бюрократическом отношении к апелляциям исключенных из ВКП(б) и о мерах по устранению этих недостатков", требующее особенно тщательно рассматривать и перепроверять все поступившие в судебные органы дела о контрреволюционных преступлениях. Как вы помните, в постановлении Пленума говорилось: "Известно немало фактов, когда партийные организации без всякой проверки и, следовательно, необоснованно исключают коммунистов из партии, лишают их работы, нередко даже объявляют, без всяких к тому оснований, врагами народа, чинят беззакония и произвол над членами партии". Пленум подчеркнул, что все эти и подобные им факты имеют распространение в парторганизациях прежде всего потому, что среди коммунистов существуют, еще не вскрыты и не разоблачены, отдельные карьеристы-коммунисты, старающиеся отличиться и выдвинуться на исключениях из партии, на репрессиях против членов партии, старающиеся застраховать себя от возможных обвинений в недостатке бдительности путем применения огульных репрессий против членов партии.

Такой карьерист-коммунист полагает, что раз на члена партии подано заявление, хотя бы неправильное или даже провокационное, он, этот член партии, опасен для организации и от него нужно избавиться поскорее, чтобы застраховать себя, как бдительного. Поэтому он считает излишним объективно разбираться в предъявленных коммунисту обвинениях и заранее предрешает необходимость его исключения из партии. В связи с этим Пленум обязал обкомы, крайкомы, ЦК нацкомпартий снимать с партийных постов и привлекать к партийной ответственности тех партийных руководителей, которые не выполняют директив ЦК ВКП(б), исключают из партии членов и кандидатов ВКП(б) без тщательной проверки всех материалов и допускают произвол по отношению к членам партии. Удивительно, что, зная установки партии, Ульрих предлагал не допускать защитников на предстоящие процессы арестованных военных. Ведь в такой просьбе отчетливо видно желание без тщательного, объективного разбора дел формально проштамповать в ходе судебного заседания Военной коллегии Верховного Суда СССР приговоры, которых требуют органы обвинения. Я приказал тщательно проверить дела. о которых писал Ульрих. Часть из них оказалась построенной на провокациях и оговорах. Проходившие по этим делам и находившиеся под арестом видные в прошлом военные работники освобождены и вновь назначены на командные должности в вооруженных силах, — оглядев присутствующих, Сталин продолжил: — Доклад товарища Жукова еще раз показал нам, что в деле подготовки страны к обороне имеют место существенные недостатки. Товарищам, отвечающим за выпуск танков, даю неделю, чтобы разобраться, почему отдельные танковые заводы не выполняют план. Через неделю доложите мне лично. Главному артиллерийскому управлению тоже в недельный срок доложить мне свои соображения, что нужно конкретно сделать, какое количество тракторов нужно, чтобы улучшить дело с артиллерийской тягой. Товарищам, отвечающим за артиллерию, сделать все, чтобы реактивные минометы были немедленно запущены в серийное производство. О средствах связи, — Сталин вздохнул: — Это действительно наша ахиллесова пята. Но думаю, что здесь едва ли можно быстро сделать что-нибудь серьезное, сейчас же устранить имеющиеся в этой области недостатки. Придется какое-то время исходить из того, что есть. Однако я согласен, что только надеяться на Народный комиссариат связи и ВЧ Наркомата внутренних дел нельзя. Сталин помолчал, опять прошелся по кабинету и продолжил: — Товарищ Жуков прав: нельзя полностью разоружать укрепленные районы на старой границе. Думаю, что там целесообразно сохранить на разоружаемых участках не только пулеметы, но и часть артиллерийского вооружения. Отвечающим за авиацию всемерно ускорить поступление в авиационные части новой техники. Докладывать мне об этом еженедельно. Я понимаю объективные трудности в этом деле. Но положение, когда мы успели перевооружить новыми самолетами не более 21 процента авиационных частей, далее терпимо быть не может. Что касается войск противовоздушной обороны, то здесь первоочередная задач организовать надежное прикрытие наших промышленных центров, не дать противнику, в случае войны, уничтожить наш экономический потенциал. О том, как ведется работа в этом направлении, наркому обороны с начальником Генерального штаба докладывать мне еженедельно. Остановив свой взгляд на наркоме Военно-Морского Флота, разгладив зажатой в руке трубкой усы, Сталин приказал: — Товарищ Кузнецов, скорейшее усиление береговой и противовоздушной обороны, устранение недостатков в минно-торпедном вооружении — под вашу личную ответственность. Сев на свое место, Сталин обратился к заместителю председателя Совета Народных Комиссаров Малышеву, отвечавшему за работу оборонной промышленности.

— Товарищ Малышев, следует обратить особое внимание на создание условий для более быстрого развития промышленности на Урале и на Востоке. Надо скорее завершать там

строительство машиностроительных, нефтеперерабатывающих и химических заводов-дублеров и наладить бесперебойную работу металлургических заводов в Забайкалье и на Амуре, предприятий цветной металлургии в Средней Азии. Не забывайте, что здесь сооружаются три четверти всех новых доменных печей, а между Волгой и Уралом наша вторая нефтяная база. Особое внимание обратите в созданных новых промышленных районах на работу гидростанций, автосборочных заводов, трубопрокатных предприятий и алюминиевых комбинатов. Помолчав какое-то время, Сталин добавил, обращаясь уже ко всем участникам заседания: — Надо продумать и подработать первоочередные конкретные предложения по устранению недостатков в подготовке страны к обороне и внести их в правительство для решения. Письменные предложения по этим вопросам представить мне через три дня. Только прошу исходить из наших реальных возможностей и не фантазировать насчет того, что мы пока материально обеспечить не можем. Товарищи, командующие транспортом, руководители наркоматов авиационной, химической промышленности, боеприпасов, электропромышленности и других отраслей народного хозяйства, имеющих оборонное значение, должны извлечь уроки из сегодняшней критики и коренным образом улучшить свою работу. В противном случае они будут сняты с занимаемых постов. Все свободны. Еще до заседания Политбюро, обсудившего ход подготовки страны к обороне, 5 мая 1941 года на приеме в Кремле выпускников военных академий И.В.Сталин в своем выступлении предупредил присутствующих в зале командиров Красной Армии и Военно-Морского Флота, что международная обстановка крайне напряженная, возможны всякие неожиданности и что не исключено в самом скором времени нападение Германии на Советский Союз. И.В.Сталин призвал повысить бдительность и быть готовым к отражению любой агрессии. Осуществление правильной национальной политики, обеспечившей равноправие и расцвет наций, политики пролетарского интернационализма, привело к тому, что народы, населяющие Советский Союз, защищали его как свою горячо любимую Родину. Это хорошо можно увидеть из следующих данных. Высшее отличие в боях в период Великой Отечественной войны — звание Героя Советского Союза — получили: 8160 русских, 2069 украинцев, 309 белорусов, 161 татарин, 108 евреев, 96 казахов, 90 армян, 90 грузин, 69 узбеков, 61 мордвин, 44 чуваша, 43 азербайджанца, 39 башкир, 32 осетина, 18 марийцев, 18 туркмен, 15 литовцев, 14 таджиков, 13 латышей, 12 киргизов, 10 коми, 10 удмуртов, 9 карелов, 9 эстонцев, 8 калмыков, 7 кабардинцев, 6 адыгейцев, 5 .абхазов, 3 якута. Воины многих национальностей повторили подвиг Александра Матросова, закрыв в бою своими телами амбразуры вражеских дотов. Исключительно большую роль в успешном отражении немецко-фашистского нашествия сыграла идеологическая подготовка советского народа и особенно молодежи. Коммунистическая партия, комсомол, школа, высшие учебные заведения, деятели литературы и искусства воспитали миллионы пламенных советских патриотов. В результате моральный дух наших вооруженных сил и в целом советского народа накануне Великой Отечественной войны был исключительно высок. Интересно, как наши заклятые враги — немецкие фашисты оценивали патриотизм советской молодежи. В ноябре 1942 года в руки советского командования попал секретный документ Ставки Гитлера, озаглавленный: "Боевое наставление по борьбе с партизанами". Вот выдержка из этого документа. "Молодежь могла быть выгодно использована нами в качестве агентов германской разведки во многих странах Европы, но в Советской России к ней следует подходить весьма осторожно, так как она в подавляющем большинстве своем фанатически предана большевизму". Трудно дать лучшую оценку идеологической подготовке советской молодежи. На защиту Родины за первые пять месяцев войны из Москвы и Московской области добровольно ушли на фронт 300 тысяч комсомольцев; 100 тысяч юношей и девушек столицы день и ночь работали на строительстве оборонительных укреплений под Москвой.

Все комсомольцы Ленинградской организации подали заявление о направлении их добровольцами на фронт. Каждые 9 из 10 комсомольцев Ленинградской организации сражались на фронте. 18 тысяч комсомольцев Одессы ушли на фронт, 10 тысяч вели баррикадные бои на улицах и площадях города. Более 1500 бойцов дал комсомол Севастополя фронту в первые дни обороны города. Три четверти сталинградской комсомольской организации стали на защиту города Сталинграда. Во время войны 100 тысяч девушек комсомолок за боевые заслуги награждены орденами и медалями. 66 девушкам, в том числе 12 девушкам-партизанкам присвоено звание Героя Советского Союза. За мужество и отвагу, проявленные в период Великой Отечественной войны, более 3,5 миллионов комсомольцев награждены орденами и медалями Советского Союза. Из 11 тысяч Героев Советского Союза — 7 тысяч воспитанников комсомола. Среди 101 воина Советской Армии, дважды удостоенных звания Героя Советского Союза, 60 воспитанников комсомола. Подвиг комсомольца Александра Матросова в годы Великой Отечественной войны был повторен 1080 раз. 60% бойцов партизанских отрядов составляли комсомольцы и молодежь. В первые дни войны только в народное ополчение добровольно записались свыше 100 тысяч москвичей и примерно 160 тысяч ленинградцев. Аналогичным было положение и в других городах, которым угрожало вражеское нашествие. На заводах и фабриках широко развернулось движение под лозунгом: "Работать не только за себя, но и за товарища, ушедшего на фронт!"

* * *

Как только болезнь немного отступила, Сталин тут же включился в активную деятельность. Уже 26 июня 1941 г. все еще тяжело больной Сталин работал в своем кремлевском кабинете. "Поздно вечером 26 июня, — писал в своих воспоминаниях Г.К.Жуков, — я прилетел в Москву и прямо с аэродрома — к И.В.Сталину. В кабинете И.В.Сталина стояли навытяжку нарком С.К.Тимошенко и мой первый заместитель генерал-лейтенант Н.Ф.Ватутин. Оба бледные, осунувшиеся, с покрасневшими от бессонницы глазами. И.В.Сталин был не в лучшем состоянии. Поздоровавшись кивком, И.В.Сталин сказал: "Подумайте вместе и скажите, что можно сделать в сложившейся обстановке?" — И бросил на стол карту Западного фронта. — Нам нужно минут сорок, чтобы разобраться, — сказал я. — Хорошо, через сорок минут доложите. Мы вышли в соседнюю комнату и стали обсуждать положение дел и наши возможности на Западном фронте. (...) Все наши предложения И.В.Сталиным были утверждены и тотчас же оформлены соответствующими распоряжениями". 29 июня 1941 г. по-прежнему тяжело больной Сталин дважды посетил Министерство обороны и Генеральный штаб, требуя от военного руководства страны подробной информации о происходящем на фронтах и о том, что произошло в военном округе, которым командовал генерал Павлов, после нападения немцев. 30 июня Сталин приказал вызвать Павлова в Москву.

"На следующий день. — писал в своих воспоминаниях Г.К.Жуков, — генерал Д.Г.Павлов прибыл. (...) В тот же день он был отстранен от командования фронтом и вскоре предан суду. Вместе с ним по предложению Военного совета Западного фронта судили начштаба генерала Климовских, начальника войск связи генерала Григорьева, начальника артиллерии генерала Клич и других генералов штаба фронта. Командующим Западным фронтом был назначен нарком С.К.Тимошенко, генерал-лейтенант А.И.Еременко — его заместителем. (...) В конце июня И.В.Сталин вновь произвел изменения в военном руководстве. 30 июня начальником штаба Северо-Западного фронта был назначен генерал-лейтенант Н.Ф.Ватутин. (...) 3 июля в своем выступлении И.В.Сталин от имени Центрального комитета партии объяснил сложившуюся на фронтах обстановку и призвал советский народ незамедлительно перестроить всю жизнедеятельность и экономику страны соответственно требованиям войны с сильным, коварным и жестоким врагом". Еще 5 мая 1941 года И.В.Сталин был назначен председателем Совета народных комиссаров Советского Союза, заменив на этом посту Вячеслава Михайловича Молотова. 30 июня 1941 года был создан Государственный комитет обороны во главе с И.В.Сталиным, в руках которого сосредоточилась вся полнота государственной и военной власти, государственное и хозяйственное руководство в стране. 19 июля 1941 г. И.В.Сталин был одновременно назначен народным комиссаром обороны, а 7 августа — Верховным Главнокомандующим Вооруженными Силами Советского Союза. "Надо сказать, что с назначением И.В.Сталина председателем Государственного комитета обороны, Верховным Главнокомандующим и наркомом обороны, — писал в своих воспоминаниях Г.К.Жуков, — в Генштабе, центральных управлениях Наркомата обороны, Госплане СССР и в других органах правительства и народного хозяйства сразу же почувствовалась его твердая рука. Каждый член ГКО получил конкретное задание и строго отвечал за выполнение планов народного хозяйства. На одного из них возлагалась ответственность за выпуск танков, на другого — артиллерийского вооружения, на третьего — самолетов, на четвертого — снабжение боеприпасами, продовольствием и обмундированием и т.д. Командующих родами войск И.В.Сталин лично обязал подключиться к членам ГКО и помогать им в работе по выполнению программы производства определенной военной продукции точно в назначенное время и нужного качества. Под воздействием партийно-политической работы, повышения искусства управления войсками, накопленного опыта вооруженной борьбы усиливался отпор врагу. Воины всех видов и родов оружия действовали в боях героически и самоотверженно. В войсках заметно поднялась воинская дисциплина". Не случайно всемирно известные военные авторитеты и крупнейшие политические деятели мира справедливо характеризовали И.В.Сталина как исключительно выдающегося политического деятеля и полководца. Прославленный маршал времен Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. Георгий Константинович Жуков после победы был "обижен" Сталиным и поэтому оказал в 1956 году, будучи министром обороны, решающую помощь Хрущеву в деле "критики" Сталина на XX съезде КПСС. Без этой помощи Жукова такого выступления Хрущева просто бы не было. Но потом он нашел в себе силы встать выше личных обид и в 1969 году написать:

"Близко узнать И.В.Сталина мне пришлось после 1940 года, когда я работал в должности начальника Генштаба, а во время войны — заместителем Верховного Главнокомандующего. О внешности И.В.Сталина писали уже не раз. Невысокого роста и непримечательный с виду, И.В.Сталин производил сильное впечатление. Лишенный позерства, он подкупал собеседника простотой общения. Свободная манера разговора, способность четко формулировать мысль, природный аналитический ум, большая эрудиция и редкая память даже очень искушенных и значительных людей заставляли во время беседы с И.В.Сталиным внутренне собраться и быть начеку. (...) Русский язык знал отлично и любил употреблять образные литературные сравнения, примеры, метафоры. (...) Писал, как правило, сам от руки. Читал много и был широко осведомленным человеком в самых разнообразных областях. Его поразительная работоспособность, умение быстро схватывать материал позволяли ему просматривать и

усваивать за день такое количество самого различного фактологического материала, которое было под силу только незаурядному человеку. Трудно сказать, какая черта характера преобладала в нем. Человек разносторонний и талантливый, он не был ровным. Он обладал сильной волей, характером скрытным и порывистым. Обычно спокойный и рассудительный он иногда впадал в раздражение. Тогда ему изменяла объективность, он буквально менялся на глазах, еще больше бледнел, взгляд становился тяжелым и жестким. Не много я знал смельчаков, которые могли выдержать сталинский гнев и отпарировать удар. (...) Работал много, по 12-15 часов в сутки"14.

А вот что писал в своих шеститомных мемуарах о Сталине злейший враг коммунизма, открыто признавшийся в этих мемуарах, что настойчиво пытался задушить советское государство при его рождении, Уинстон Черчилль: "Я прибыл в Кремль и впервые встретился с великим революционным вождем и мудрым русским деятелем и воином"15. Тот же Черчилль, выступая в 1942 году в английской палате общин, сказал: "У меня сложилось впечатление, что Сталин умеет глубоко и хладнокровно взвешивать все обстоятельства и не тешит себя никакими иллюзиями".

Не менее интересно высказывание о Сталине выдающегося американского политического деятеля, помощника президента Рузвельта Гарри Гопкинса. Вот как он описывал свою встречу со Сталиным зимой 1942 года в Москве. "Его (Сталина. — В.Ж.) вопросы были ясными, краткими и прямыми. (...) Его ответы были быстрыми, недвусмысленными, они произносились так, как будто они были обдуманы им много лет назад. (...) Кажется, что у него нет сомнений. (...) Он не признает пустой болтовни. Его юмор остр и проницателен"16. В конце июня 1941 г. известный английский писатель Дж. Бернард Шоу писал в газете "Таймс": 'Теперь, когда Сталин на нашей стороне, мы наверняка выиграем войну". Обладал Сталин и высокими человеческими качествами. Близко знавшие Сталина отмечали его доброту и сердечность в отношениях с людьми, повседневную заботу о товарищах, с которыми ему приходилось сталкиваться по работе, любовь к дочери Светлане. Вот выдержки из одного из воспоминаний об этих личных чертах характера И.В.Сталина: "Какой это аналитический ум, какой он исключительный психолог. Будучи таким занятым человеком, как он знает всех окружающих до мелочей. Заговорили о Светланочке и Иосиф весь засиял. Стали вспоминать ее разговоры, манеры, настроения и стало за столом теплее. (...) Очень любит музыку, особенно русские и грузинские народные песни. Великолепно поет сам. Одна из самых любимых песен: "Славное море священный Байкал". Завели граммофон и плясали русскую. Приглашали Иосифа (Сталина), но он сказал, что после Надиной (жены И.В.Сталина) смерти он не танцует". Вячеслав Михайлович Молотов вспоминал: "... Разговор зашел о присвоении Сталину звания Героя Советского Союза после войны. Сталин сказал, что он не подходит под статус Героя Советского Союза. "Я такого мужества не проявил", — сказал Сталин. И не взял Звезду. Его только рисовали на портретах с этой Звездой. Когда он умер, Золотую Звезду Героя Советского Союза выдал начальник Наградного отдела. Ее прикололи на подушку и несли на похоронах.

Сталин носил только одну Звездочку — Героя Социалистического труда"17. И далее: "Сталин очень талантливый, очень инициативный. (...) Он руководил, он был вождем. (...) Более последовательного, более талантливого, более великого человека, чем Сталин, после Ленина не было и нет! (...) В свое время не было ему другого равного человека. (...) Очень он любил Россию. (...) и очень русский народ любил. (...) справедливый очень был. (...) Я не сомневаюсь, что имя его поднимется снова и займет свое славное место в истории. (...) Сам Сталин, помнится, сказал, во время войны: "Я знаю, что после моей смерти на мою могилу нанесут кучу мусора. Но ветер истории безжалостно развеет ее!"

Жил И.В.Сталин с семьей на скромную заработную плату, никогда не допуская никаких материальных злоупотреблений, строго берег народную копейку, испытывал сам, будучи руководителем Советского Союза, нередко денежные затруднения. Вот несколько весьма характерных примеров. В одном из писем к своей матери, которую И.В.Сталин очень любил, он, будучи Генеральным секретарем Центрального Комитета Коммунистической партии большевиков, правящей в СССР, писал: "Здравствуй мама — моя! (...) Присылаю тебе сто пятьдесят рублей — больше не сумел. Если нужны будут деньги, сообщи мне, сколько сумею, пришлю (выделено мною.— В.Ж.). Живи много лет". А вот одно из писем к И.В.Сталину его жены Надежды Сергеевны Аллилуевой: "Иосиф, пришли мне, если можешь, рублей пятьдесят, мне выдадут деньги только 15 сентября в Промакадемии, а сейчас я сижу без копейки (выделено мною. — В.Ж.). Если пришлешь, будет хорошо. Надя". Если бы кто из наследников Сталина задумал, после его смерти, что-либо продать из вещей, находившихся в его квартире в Волынском, он не сумел бы этого сделать — продать было нечего. Ценных вещей, картин (на стене висела лишь искусно сделанная репродукция с картины художника Ефанова "Бурелом", да нескольких фотографий из журнала "Огонек"), дорогой мебели у Сталина не было. Многочисленные подарки, порой очень дорогие и уникальные, которые Сталин получал от обожавших его рабочих и трудовых коллективов со всех концов мира (особенно в дни своего 60-летия и 70-летия), он себе не оставлял, немедленно передавал в собственность государства (в музеи). Единственный раз Сталин позволил себе отступить от этого своего правила в отношении подаренных ему вождем китайского народа Мао Дзедуном двух небольших шелковых ковров, на которых были очень искусно вышиты орел и тигр. Эти ковры висели на одной из стен в его квартире в Волынском. Возможно, что это была дань уважения к китайскому руководителю. Когда готовились похороны И.В.Сталина, приближенного к нему генерала из личной охраны попросили заменить ботинки, в которых Сталину предстояло лежать в гробу в Колонном зале Дома Союзов. Ботинки были очень старыми, да еще со стоптанными каблуками. "Нет у него других", — ответил генерал и заплакал. Великий вождь, перед которым преклонялся и трепетал весь мир, после своей смерти оставил старые, еще с дореволюционного времени меховые доху и шапку, подшитые валенки, две военные фуражки, два военных костюма (в одном из них Сталина положили в гроб), шинель, военный плащ, несколько белоснежных рубашек и стопку заштопанных носков. И это не был показной аскетизм. Это был выработанный десятилетиями стиль его жизни. Единственный смысл жизни Сталина состоял в благородном служении трудовому народу. Он был абсолютно чужд к накопительству и приобретательству, презирая эту черту в людях. Не случайно Сталин так строго наказывал казнокрадов и всякого рода лихоимцев, невзирая на все их прошлые заслуги. Злоупотребления в среде партийных руководителей начались после его смерти. Не выдерживает критики утверждение ряда политических деятелей, литераторов и историков, введенное в оборот с "легкой" руки Хрущева, о том, что якобы после нападения фашистской Германии на СССР Сталин растерялся и долго не мог прийти в себя. "Было бы неправильным, — заявил Хрущев на XX съезде КПСС в докладе "О культе личности и его последствиях", — не сказать о том, что после первых тяжелых неудач и поражений на фронтах Сталин считал, что наступил конец. В одной из бесед в эти дни он заявил: — То, что создал Ленин, мы безвозвратно потеряли. После этого он долгое время фактически не руководил военными операциями и вообще не приступал к делам и вернулся к руководству только тогда, когда к нему пришли некоторые члены Политбюро и сказали, что нужно безотлагательно принимать какие-то меры для того, чтобы поправить положение". Здесь Хрущев дал простор своему оскорбленному самолюбию, "отомстил" Сталину за то, что при его жизни в последние годы играл роль придворного шута, подвергался со стороны вождя насмешкам и унижениям.

Кроме этого, одной из решающих причин такого отношения Хрущева к Сталину была личная неприязнь. Его старший сын в годы Великой Отечественной войны был расстрелян за измену Родине. Хрущев, зная о предстоящем суде над сыном, пытался искать защиту у Сталина, но тот отказался помогать отцу предателя. Сталин — профессиональный революционер, человек исключительного личного мужества и самообладания, никогда, никого и ничего не боялся. Этот вывод убедительно подтверждает деятельность И.В.Сталина в партийном подполье, в период подготовки и осуществления Великой Октябрьской социалистической революции в 1917 году, в период гражданской войны, в которой Сталин сыграл, наряду с Лениным, решающую роль, в период обороны Москвы. Разве не И.В.Сталин в самый критический момент наступления немцев находился в Москве, в то время как большинство руководящих работников страны были в безопасности в городе Куйбышеве?

Во время битвы за Москву заместитель командующего тылом, впоследствии заместитель наркома обороны генерал-полковник Василий Иванович Виноградов, почти ежедневно встречавшийся тогда со Сталиным, утверждал, что именно Верховный главнокомандующий был самым спокойным и замечательно уравновешенным человеком. Это подтверждал и маршал Советского Союза Константин Константинович Рокоссовский. "Спустя несколько дней после одного из бурных разговоров с командующим фронтом, я ночью вернулся с истринской позиции, где шел жаркий бой. Дежурный доложил, что командарма вызывает к ВЧ Сталин. Противник в то время потеснил опять наши части. Незначительно потеснил, но все же ... Словом, идя к аппарату, я представлял, под впечатлением разговора с Жуковым, какие же громы ожидают меня сейчас. Во всяком случае, приготовился к худшему. Взял разговорную трубку и доложил о себе. В ответ услышал спокойный ровный голос Верховного главнокомандующего. Он спросил, какая сейчас обстановка на Истринском рубеже. Докладывая об этом, я сразу же пытался сказать о намеченных мерах противодействия. Но Сталин мягко остановил, сказав, что о моих мероприятиях говорить не надо. Тем подчеркивалось доверие к командарму ... Нужно ли добавлять, что такое внимание Верховного главнокомандующего означало очень многое для тех, кому оно уделялось. А теплый отеческий тон подбадривал, укреплял уверенность"19. В своих воспоминаниях маршал Советского Союза Г.К.Жуков, прошедший с И.В.Сталиным в качестве заместителя Верховного главнокомандующего всю войну, писал:

"И.В.Сталин был волевой человек и, как говорится, не трусливого десятка. Несколько подавленным я его видел только один раз. Это было на рассвете 22 июня 1941 года"20. Остается разве что добавить, что Хрущев — первый секретарь Центрального Комитета Коммунистической партии Украины, в первые дни Великой Отечественной войны в Москве не был, находился в Киеве и как вел себя Сталин в эти дни, вообще ничего знать не мог.

* * *

12 июня 1941 года Сталин на своей квартире возле Волынского принимал своего заместителя по руководству личной стратегической разведкой и контрразведкой, известного его сотрудникам как генерал-полковник Александр Михайлович Лавров. Предстояло еще раз тщательно обсудить складывающуюся на границах СССР крайне тревожную обстановку. Приказав Лаврову кратко излагать только самое главное, Сталин приготовился слушать его доклад. Раскрыв папку и вынув рукописные листы, Лавров начал свое сообщение. — Концентрация гитлеровских войск и их союзников на наших западных границах в основном закончена, товарищ Сталин. Начиная с конца июля 1940 г. к настоящему времени германскому Генеральному штабу удалось сосредоточить на наших западных границах огромную армию вторжения — 190 дивизий (в том числе 45 танковых и моторизованных). Из них 152 дивизии немецкие (из 224 дивизий, имеющихся у Германии к лету 1941 г.), 18 финские, 18 румынские и 2 венгерские. Общая численность около 5,5 млн. человек.

В Японии нарастают внутриполитические и экономические трудности, которые, скорее всего, попытаются разрешать в ходе организации самураями новых военных авантюр. Особенно раздражает наиболее воинственно настроенных из них, что японские вооруженные силы так и не сумели захватить Китай и потерпели позорное поражение в необъявленной войне против Советского Союза в районах озера Хасан и на Халхин-Голе. В правящих кругах Японии сегодня борются между собой две группировки. Если политические деятели, за которыми стоят японские концерны Мицуи, Мицубиси, Сумитомо (дзайбацу), выступают за более или менее реалистический, осторожный курс во внешней политике, то влиятельные в Японии политики, опирающиеся на военно-фашистские круги, за которыми стоят японские концерны Аюкава, Кухара и другие, критикуют японское правительство за "вялую", неактивную внешнюю политику и требуют начинать борьбу за мировое господство. Основной спор идет по вопросу — на кого следует в первую очередь напасть. Напасть ли на Советский Союз или на США и Англию (разгромленная Франция в расчет уже не принимается), чтобы прибрать к рукам их колонии в районе теплых морей. Воинственно настроенные самураи, уверенные, что гитлеровские идеи достойны подражания, заявляют: выполним завет мифического основателя японской нации Ямато: накроем мир одной крышей и сделаем его своим домом. Первым же шагом в этом направлении будет строительство новой Восточной Азии. Они предполагают, используя уже идущую Вторую мировую войну, осуществить великодержавные планы и создать могучую японскую восточно-азиатскую империю. Гитлеровцы надеются, что после их нападения на нас этим летом им удастся втянуть Японию в войну против Советского Союза и она нанесет удар по нашему тылу, чем существенно поможет их наступлению в глубь России. Пытаясь подтолкнуть Японию к войне с СССР, гитлеровцы уверяют самураев, что советский Дальний Восток явится для них исключительно легкой добычей, так как все наши основные вооруженные силы будут заняты на советско-германском фронте. Гитлеровцы заверяют японцев, что из территории СССР им нужны лишь европейская часть и Закавказье. Все, что находится восточнее Урала, должно принадлежать Японии. Очень обнадеживает гитлеровцев в этом отношении заявление Мацуоки, которое он сделал 16 сентября 1940 г. на заседании исследовательского комитета Тайного совета Японии. Тогда Мацуока сказал, что в случае советско-германской войны, несмотря на заключенный с СССР договор о ненападении, Япония должна воевать на стороне Германии. Если же начнется русско-японская война, то Германия, в свою очередь, окажет помощь Японии. Однако скорее всего экспансия Японии будет направлена в район Южных морей, под которым подразумеваются все территории к востоку от Бирмы. Главным объектом нападения будет Индокитай, занимающий важное стратегическое положение в Юго-Восточной Азии. После его оккупации предполагается захватить Гонконг. Бирму, Таиланд, Филиппины, Камбоджу, Индонезию, Новую Гвинею, Британское Борнео, Сингапур, Малайзию, прибрав к рукам месторождения золота, нефти, олова, вольфрама, меди, каучука, железной руды, хрома, марганца, которых Японии так не хватает. Японцы в предстоящей борьбе за мировое господство надеются использовать в своих интересах Германию и Италию. На секретном совещании 12 июля 1940 г . представителей армии, флота и министерства иностранных дел, на котором рассматривался предварительный план под названием "Усиление гармонии между Японией, Германией и Италией", было принято следующее решение: "Япония не вступит в войну в данное время, если даже Германия и будет этого требовать".

В общем и целом японские правящие круги, получившие хороший урок в районах озера Хасан и Халхин-Гола, куда более трезво оценивают мощь Советского Союза и Красной армии и флота21, чем их германские союзники по тройственному пакту, заключенному между Германией, Италией и Японией 27 сентября 1940 г.

Интересно в этом отношении высказывание бывшего военного министра Японии Хата, который, выступая в парламенте, заявил: "... Понесенные потери являются действительно громадным уроком для нашей армии ... Кровь, пролитая на полях Номонхана (Халхин-Гола), никоим образом не останется напрасно пролитой кровью".

В конце сентября 1940 г. состоялось заседание Тайного совета Японии, на котором председательствовал император. Выступая на этом совещании, министр иностранных дел Японии Мацуока, который, как я уже вам докладывал, возвратившись из Москвы в Токио, в беседе со своим заместителем Осаки по поводу заключенного пакта о нейтралитете с Советским Союзом сказал: "Осью японской дипломатии является договор трех держав. Все же другие соглашения сохраняют свою действенность только в пределах того, что они не противоречат ему. Следовательно, если между Германией и СССР начинается война, то Япония не будет связана японо-советским пактом о нейтралитете", на этом совещании настойчиво предлагал поддержать Германию в случае ее нападения на Советский Союз, вступить в войну на ее стороне22. — Тебе не кажется, — перебил Сталин Лаврова, — что Мацуока производит весьма странное впечатление? Почему-то, заверяя в чем-либо собеседника, беспрестанно хлопает себя по животу. Рассмеявшись, Лавров ответил: — Мацуока абсолютно нормален, товарищ Сталин, а если чем и болеет, то только туберкулезом. Его же действительно странное для нас похлопывание по животу вызвано тем, что если по русским повериям душа человека находится в груди, около сердца, то по японским повериям душа человека находится в его животе. Поэтому если мы, заверяя кого-нибудь в сказанном нами, прикладываем руку к груди, то самураи в этом случае похлопывают себя по животу. — Значит, когда самурай совершает харакири, вспарывая себе живот, — в свою очередь рассмеялся Сталин, — он выпускает свою грешную душу на волю! — и вновь став серьезным, приказал: — Продолжай. — Что же касается ярой антисоветской позиции Мацуоки, то в его поведении нет секрета: этот идеолог японской экспансии еще по своей прошлой деятельности в Маньчжурии тесно связан с так называемыми новыми, "молодыми" японскими концернами, требующими организовать наступление на Советский Союз.

Следует отметить, что большинство членов Тайного совета Японии не разделяют эту точку зрения. Они не доверяют Гитлеру. В ходе обсуждения предложения Мацуоки вице-председатель исследовательского комитета при Тайном совете Японии (стратегическая разведка), главный докладчик на этом совещании Судзуки сказал: "Еще ни одно государство не извлекало пользу из союза с Германией и ее предшественницей Пруссией. И не только это: есть страны, которые из-за своего союза с Германией не только терпели непредвиденные бедствия, но и в конце концов потеряли даже свою национальную независимость. Канцлер Бисмарк как-то говорил, что в международном союзе один должен быть наездником, а другой ослом, и что Германия всегда должна быть наездником. Гитлер считается со всякого рода договорами еще в меньшей степени, чем Бисмарк, и, не задумываясь, рвет любые соглашения, если они становятся для него невыгодными. Истинные намерения Гитлера нельзя определить, ибо никто иной, как он высказал в кругу своих приближенных мысль о том, что нельзя Японии дать возможность стать сильной. Мы никак не можем поверить, что нацистская Германия, руководимая Гитлером, может в течение долгого времени оставаться преданным другом

Японии. Надо постоянно помнить, что Германия по своей натуре такова, чтобы высасывать кровь у других, и мы должны обратить серьезное внимание на то, что как бы Германия не стала единственным наездником". Судзуки поддержал начальник японской разведки. Он сообщил присутствовавшим, что по поступившим агентурным данным из Германии на одной из ежедневных застольных бесед Гитлера на возмущенный и недоуменный вопрос вождя гитлеровской молодежи Болдура фон Шираха: "Как, мой фюрер, вы отдаете весь Дальний Восток, в случае нашей победы над Россией, этим недочеловекам, этим макакам-японцам?" Гитлер ответил: "Вы всегда спешите, Болдур, подождите, дайте разделаться с Россией, дойдет очередь и до макак".

Начальник морского штаба принц Фусима, отличающийся завидным остроумием, еще 10 августа 1940 г. советовавший императору не спешить со вступлением в войну, так как Япония к этому еще не готова, под общий хохот присутствовавших после этого заявления начальника японской разведки с едким сарказмом сказал: "Мы получили начальное образование на Хасане, среднее на Халхин-Голе, как люди азиатские с получением высшего можем подождать, пусть его получает Гитлер"23. Японской разведке известно, что Гитлер, в свою очередь, мечтает о захвате Германией основных районов юго-восточной Азии и района Южных морей. До сих пор внимательно и молча слушавший Сталин, улыбнувшись, с удовлетворением в голосе проговорил: — Оправдываются все-таки наши надежды на межимпериалистические противоречия. Продолжай.

— После того, как начальник японской разведки высказал убеждение, что явно назревшая война Гитлера против СССР не будет молниеносной24, ни легкой для Германии, начальник Генерального штаба Сугияма разъяснил, что руководство японских вооруженных сил под благоприятным моментом понимает сокращение советских сил на Дальнем Востоке по меньшей мере наполовину. Только тогда, дождавшись взятия Гитлером Москвы. Япония вступит в войну и дойдет хотя бы до Иркутска, хотя главная цель в идеале дойти до Урала. Итак. японские самураи в своих военных планах надеются, что пока Германия будет воевать против Советского Союза, и эта война по их убеждению не будет ни молниеносной, ни легкой, они успеют за это время успешно продвинуться в южную часть Индокитая и использовать его территорию как трамплин для захвата района Южных морей, затем захватят всю Азию и пробьются к индийской нефти. Захватив мировые сырьевые ресурсы и укрепив после этого в нужных размерах свои вооруженные силы, продиктуют миру свою волю, в том числе и своему союзнику по тройственному пакту — фашистской Германии, которая если и одержит победу над нами, то это будет пиррова победа, в результате которой гитлеровская Германия будет находиться при последнем издыхании. Не случайно еще 19 июля 1940 года германской посол в Японии генерал Отт сообщил в Берлин, что он не доверяет японскому премьеру Ионаи.

3 и 4 июня 1941 г. в резиденции Гитлера состоялась беседа японского посла в Германии Осима с Гитлером и Риббентропом. Они сообщили японскому послу, для передачи правительству императорской Японии, что война Германии против Советского Союза неизбежна и что это дело решенное. В своем донесении в Токио об этой встрече Осима писал: "Что касается срока начала германо-советской войны, — то никто из них (Гитлер и Риббентроп) не сделал заявления по этому поводу, однако, судя по действиям Гитлера в прошлом, можно полагать, что она последует в течение ближайшего времени". В Японии разработан план нападения на Советский Союз, зашифрованный под названием "Кан-То-Куэн" (особые маневры Квантунской армии). Мобилизация в Японии полностью закончена. Мобилизованы и суда общим тоннажем 800 тысяч тонн. В порты Кореи, Маньчжурии и Курильских островов, которые предполагается использовать как плацдармы для нападения на наш Дальний Восток, прибывают японские суда, груженные войсками, оружием и снаряжением. Много японских кораблей с солдатами прибывает на Курильские острова. По-видимому, не зря в 1905 году, воспользовавшись слабостью царского правительства, японцы отобрали эти свои земли у России. — Свои земли, говоришь, — усмехнулся Сталин, — Откуда ты взял, что Курильские острова — это исконная японская земля? Нет, это исконные русские земли, открытые и описанные русскими мореплавателями и землепроходцами еще в XVII веке. Впервые Курильские острова открыл и описал в 1679 г. известный русский исследователь Дальнего Востока Атласов, а завершили эту работу русские мореплаватели и землепроходцы Анциферов и Козыревский в 1711 году, Лужин в 1721 году, Головин в 1811 году и Крузенштерн в 1805 году. Не случайно в 1745 году Курильские острова были нанесены, под русскими наименованиями, на "Генеральную карту Российской империи" и обозначены в "Академическом атласе" также под русскими наименованиями. Надо знать, уважаемый генерал, историю своей Родины. Лавров на собственном опыте знал, что Сталин, обладавший поразительной памятью, читал много и удивительно быстро: мог за час прочитать толстую книгу. Что же касается многочисленной служебной документации, то по ее анализу Сталину не было равных. В течение нескольких минут он улавливал главную суть, изложенную в любом документе, на что другим, в том числе и очень способным людям, требовались дни и даже недели. Сталин прошелся по кабинету и, остановившись напротив Лаврова, произнес: — Курильские острова — весьма важный плацдарм для японцев, если бы они задумали снова напасть на нас. Кроме того, опоясывая мощной грядой советский Дальний Восток, в случае военного конфликта с Японией они надежно закрывают нам доступ к Тихому океану. Что еще считаешь нужным сообщить мне о японцах? — У наших дальневосточных границ, — продолжил свой доклад Лавров, — Япония держит в полной боевой готовности многочисленную Квантунскую армию — лучшую ударную силу Японии, ожидавшую лишь приказа о выступлении. Командующий Квантунской армией генерал Умедзу, среди самураев наиболее яростный сторонник нападения Японии на СССР, 26 апреля 1941 года провел совещание с подчиненными ему командирами. С докладом выступил начальник штаба Квантунской армии генерал Кимура Хейтаро. Сообщив присутствовавшим, что войска фашистской Германии сосредотачиваются на советско-германской границе, он предупредил, что несмотря на заключение пакта о нейтралитете: "Наша армия не должна допустить ни малейшего ослабления в подготовке к военным операциям. Никаких изменений в прежнюю установку для армии не вносится". Японцы готовятся в случае нападения на Советский Союз применить бактериологическое оружие: распространить в нашей стране эпидемии чумы, холеры и других заразных и крайне опасных болезней. В Маньчжурии в районе Харбина действуют два секретных японских отряда №100 и №731, являющиеся в действительности экспериментальными лабораториями по производству и испытаниям бактериологического оружия.

В их распоряжении имеются полигоны, аэродромы и самолеты, с которых из особых приспособлений над территорией, занятой противником, рассеиваются зараженные чумой блохи. Во время экспериментов действие бактерий изучается на людях, главным образом на китайских партизанах, захваченных в плен японскими оккупантами и содержащихся в тюрьме при отряде №731. В центральный Китай уже доставлено японцами 70 килограммов бактерий брюшного тифа и 50 килограммов бактерий холеры. Сотрудниками отряда №731, которым командует японский генерал Исии Сиро, в районе китайского города Нимбо японское бактериологическое оружие было применено на практике. После того, как с самолета были рассеяны блохи, зараженные чумой, в этом районе вспыхнула эпидемия чумы, стоящая жизни десяткам тысяч людей. Высшему японскому командованию показан фильм о применении бактериологического оружия в районе Нимбо. Сталин подошел к окну, посмотрел на лес, спросил: — Что из себя конкретно сейчас представляет Квантунская армия? — В ее рядах около миллиона ста тысяч человек. что составляет 35% всей японской армии, около половины ее военно-воздушных сил, две трети танков, — посмотрев в свои записи, генерал Лавров продолжал: — помимо этого в Китае находятся 28 японских пехотных дивизий, 15 пехотных бригад, 2 кавалерийские бригады, 4 артиллерийские бригады, 3 артиллерийских полка, 4 горно-артиллерийских полка, 2 зенитных полка, 1 зенитный отряд, 1 минометный полк, 6 танковых полков, 4 танковых батальона, 5 железнодорожных полков, 1 мотомеханизированная бригада, 8 пулеметных батальонов и 6 отдельных батальонов. В этих войсках состоит миллион пятнадцать тысяч человек. Имеют на вооружении 3262 артиллерийских орудия, 942 танка и бронемашин, 1080 самолетов. В случае нападения на нас Японии эти части легко можно перебросить на помощь Квантунской армии. Сталин покачал головой: — Навряд ли. Япония крепко увязла в Китае, от завоевания которого, насколько мне известно, отказываться не собирается. Хотя с возможностью усиления Квантунской армии за счет японских войск, находящихся в Китае, следует посчитаться. Какого ты вообще мнения о японцах, как солдатах? — спросил Сталин. Немного помолчав, Лавров ответил: — У японцев очень хороший унтер-офицерский состав. Средний и высший командный состав намного слабее. Японским офицерам и генералам серьезно мешает излишняя самоуверенность. Так называемый "самурайский дух" выработал у них, как и у немцев. уверенность в своей исключительности — отсюда очень опасная недооценка противника, как известно, всегда приводящая к поражению в боях и к гибели. Многие японские офицеры и генералы всерьез считают, что они, как и вообще японский народ, "божественного" происхождения. Что японцы, как избранный богом народ, призваны завоевать весь мир и руководить всеми другими народами, стоящими "намного ниже" их по своему развитию. Сталин усмехнулся: — Опять сказки о недочеловеках? — Есть и момент, который нам нельзя недоучитывать. Японцам с детства, — продолжал Лавров, — прививают культ войны. Убеждают, что главное назначение мужчины-японца — это служба в императорской армии и, если потребуется, героическая смерть на поле брани за "божественного" японского императора. Большую роль в такого рода воспитании играет религия японцев — синтоизм. Согласно этому религиозному учению солдат, павший в бою за Японию, немедленно попадает в рай и становится ангелом-хранителем империи. В крупнейшем храме в Токио все убитые во время боевых действий японцы записываются на специальных "священных" дощечках, после чего они причисляются к лику святых. Главный тезис в воспитании японских солдат: "Воинский долг это гора, смерть легче пуха". Бегство с поля боя и сдача в плен расценивается как самый величайший позор и предательство.

— И несмотря на это, если судить по боям на Хасане и Халхин-Голе, встретив на поле брани достойного противника, японцы предпочитают смерти бегство или сдачу в плен, — проговорил Сталин. — Не без этого, — согласился Лавров, — однако японцы, так же как и немцы, несравнимо, как воины, сильнее англичан и американцев, которые вообще-то умирать не умеют, бегают с поля боя куда более резво. чем японцы и немцы. — Торгаши никогда не отличались храбростью, — рассмеялся Сталин, — ведь мертвецам деньги не нужны. А других идеалов у англичан и американцев нет. Когда над всем господствует нажива, умирать трудно, потому что не за что. Вот они и спасают шкуры. В периоды же революционных событий, например, во времена Кромвеля, в период войны южан и северян в США, англичане и американцы воевали совершенно иначе, — Сталин в задумчивости постучал трубкой по столу: — Япония, практически лишенная природных ресурсов и прежде всего нефти, не готова к серьезной длительной войне. К тому же кампания против России не может дать ей быстро, для борьбы за мировое господство, так необходимых ей нефти и сырья. Наиболее легко Япония их может добыть в районе Южных морей. Это главное в наших отношениях с Японией. К тому же Япония действительно увязла в войне в Китае, а ее столица, в случае войны с СССР, легко достигаема для наших военно-воздушных сил. Однако авантюристы есть авантюристы. Нет гарантии, что в Японии в отношениях с Советским Союзом не победит авантюристический курс. Сталин опять прошелся по кабинету, остановившись напротив Лаврова, подытожил: — Итак, главный вывод состоит в том, что, судя по всему, в случае нападения на нас Германии, мы на Востоке, даже если не будет открытого нападения Японии на нас, будем иметь второй фронт. Из 40 наших дивизий, воспитанных в суровых природных условиях и имеющих хороший боевой опыт в борьбе против японцев, мы не сможем взять для защиты наших западных рубежей ни одной, — помолчав, добавил: — Твоя главная задача — сделать все возможное и невозможное для того, чтобы в случае нападения Германии Япония не напала на нас открыто на Востоке. Активизируй деятельность своей агентуры в этом направлении. Не жалей средств. Они для этого приготовлены. Однако помни, что это народное достояние, расходуй их экономно. Что с Турцией? Лавров перебрал лежащие на столе листки и, найдя нужные, после некоторого молчания продолжил свой доклад: — Не исключено, что Турция готовится к нападению на нас вместе с Германией. Турецкое правительство официально разрешило издание в стране пантюркистских, профашистских журналов "Базкурат" (Серый волк) и "Чинар Алты" (Под Чинарой). Эти журналы, а также некоторые турецкие газеты открыто и настойчиво призывают к войне с Советским Союзом, заявляют, что граница Турции должна проходить далеко за горами Кавказа, за Каспийским морем. Что Волга — это река, в которой турки веками поили своих коней. В Турции открыто распространяются карты "Великой Турции", в которые включены наше Закавказье и среднеазиатские советские республики. Премьер-министр турецкого правительства Сарджоглу в беседах с немецкими дипломатами открыто заявляет: "Как турок, я страстно желаю уничтожения России. Русская проблема может быть решена Германией, только если будет убито по меньшей мере половина всех живущих в России русских". Турецкое наступление на Советский Союз предполагается начать через иранское плоскогорье по направлению к Баку,— закончил свое сообщение Лавров. Сталин спросил: — Значит, ты уверен, что турки выступят на стороне Гитлера? После некоторого раздумья Лавров ответил: — Все может быть, но скорее всего на открытое выступление не решатся. В правящих кругах Турции Гитлера опасаются не меньше, чем в Японии. Кроме того, в этой стране очень сильно проанглийское влияние, а Германия, как известно, воюет с Англией. Сарджоглу нелегко будет осуществить свои замыслы по оказанию открытой помощи Германии, если та все же решится напасть на нас. Скорее всего турки будут держать нас в напряжении на советско-турецкой границе.

— Значит, нам нужно еще сорок дивизий, теперь уже на южном фронте, — задумчиво проговорил Сталин, — получается уже три фронта. Прямо скажем — многовато ... Что в Румынии и Финляндии? Генерал Лавров все так же неторопливо и бесстрастно продолжил свой доклад: — Гитлеровцы надеются использовать Финляндию и Румынию для прикрытия флангов своих войск на случай войны против СССР. Гитлер уже договорился с Антонеску о совместном нападении, который обещал выступить на стороне Германии, как только ее войска вторгнутся в пределы Советского Союза. Хвастливо заявив, что в течение 400 лет Румыния была передовым бастионом Европы, якобы сдерживающим натиск славян и турок, он обещал Гитлеру полностью подчинить Румынию бесноватому фюреру в целях успешной войны против СССР. Главная заинтересованность в Румынии для Германии состоит не столько в ее вооруженных силах, сколько в наличии в этой стране нефтяных промыслов. Что касается правящих кругов Финляндии, то их поражение в советско-финской войне не пошло им впрок. Мирный договор, заключенный с нами 12 марта 1940 г., рассматривают как временное "перемирие" и ждут лишь удобного случая, чтобы, как они говорят, свести счеты с Советским Союзом. 22 августа 1940 г. начальник Генерального штаба сухопутных войск Германии Гальдер записал в своем дневнике: "Изменения позиции фюрера по отношению к Финляндии. Поддержка вооружением и военным снаряжением". В августе же 1940 г. в Финляндии побывал заместитель Геринга Велтьенс, добившийся пропуска через ее территорию германских войск, собиравшихся оккупировать Норвегию. В декабре 1940 г. в Берлине побывали финский генерал Талвела, а затем в конце января 1941 г. начальник штаба финской армии генерал Хейнрикс. Вырабатывался общий германо-финский план нападения на Советский Союз. Хейнрикс сообщил Гальдеру, что в случае войны против России финская сторона осуществит наступления по следующим направлениям: вдоль западного побережья Ладожского озера — пятью дивизиями, вдоль восточного побережья — тремя дивизиями, против советской военной базы на полуострове Ханко — двумя дивизиями. Главная задача финских войск — блокировать наши войска в районе Ладоги. В апреле этого года специальный уполномоченный Гитлера некто Шнурре побывал в Финляндии, советуя финнам не выполнять взятые на себя обязательства в связи с заключенным мирным договором с нами. От имени Гитлера Шнурре обещал финским руководителям свою помощь в деле пересмотра советско-финского мирного договора. Гитлеровцы поставляют в Финляндию вооружение, для ее будущей войны против нас, посредством датской фирмы "Мадсен". Вступление Финляндии в войну против нас предполагается через 14 дней после того, как начнет действовать план "Барбаросса". На сегодня в Финляндии находится 40.600 немецких солдат. Гитлер обещает удовлетворить, в случае своей победы, все территориальные претензии Финляндии к нам. — Итак, четвертый фронт, — проговорил Сталин.— У тебя все? — спросил он замолчавшего Лаврова. Тот протянул Сталину несколько отпечатанных на машинке листков: — Вчера получил эти сообщения, еще раз подтверждающие, что этим летом Гитлер обязательно нападет на нас. Взяв из рук Лаврова листы, Сталин начал внимательно читать полученные новые разведывательные донесения.

Совершенно секретно Только для товарища Иванова 17 марта 1941 г. с 15 до 20 ч. 30 минут проходило совещание у Гитлера. Высказывания Гитлера по поводу операции "Барбаросса" (копия стенографической записи). "Мы должны с самого начала одержать успех. Никакие неудачи недопустимы.

Нецелесообразно включать в план операции те силы, на которые мы не можем определенно рассчитывать. Что касается сухопутных войск, то мы можем с уверенностью рассчитывать только на немецкие войска. Финские войска: от них можно лишь ожидать, что они атакуют Ханко и лишат русских (русский флот) возможности отхода в район Прибалтики. На Румынию рассчитывать нельзя. Румынские соединения не имеют наступательной силы. От Швеции ожидать нечего, так как мы ей не можем ничего предложить. Венгрия ненадежна. Она не имеет никаких причин для выступления против России. Ее цели ограничиваются Югославией, и здесь ей будет кое-что предложено. Словаки — славяне. Речь об их использовании, вероятно, пойдет позже (в качестве оккупационных войск). Болота в районе Ракитно, по-видимому, не являются труднопроходимым районом. Очевидно, армии смогут здесь продвигаться. Группы армий "Север" и "Центр" должны продвинуться до р. Днепр, а затем под прикрытием Днепра развернуть свои силы на Север. Захват Москвы не имеет никакого значения. Группа армий "Юг": наступать повсюду — в принципе ошибочно. Реки Прут и Днестр — такие преграды, на которых задержится любое наступление. Оборона на Днестре гораздо прочнее, чем оборона на Рейне. Поэтому не следует наступать через Прут. Этим мы только отгоним здесь русских, тогда как нам нужно сделать, чтобы они остались. (Сталин синим карандашом подчеркнул эту фразу). Вывод: в районах, прилегающих к Румынии, следует задействовать ровно столько войск, сколько будет необходимо для ее обороны. Все остальное должно быть использовано севернее Карпат: фронтально, с дальнейшим усилением ударной группировки на северном фланге путем подтягивания новых подвижных соединений. По возможности скорее вывести танковые части из Румынии. О тыловых районах: в Северной России, которая будет передана Финляндии, никаких трудностей. Прибалтийские государства отойдут к нам со своим местным самоуправлением. Румыны будут нас приветствовать. Украина — неизвестно, донские казаки — неизвестно. Мы должны создать свободные от коммунизма республики. Насажденная Сталиным интеллигенция должна быть уничтожена. В Великороссии необходимо применить жесточайший террор".

Совершенно секретно Только для товарища Иванова. О дополнении к плану "Барбаросса" Раздел плана "Ольденбург" Совещание у Гитлера 29 апреля 1941 г. Для ограбления захваченных областей СССР учреждаются 4 инспекции 1. Ленинград ("Холштейн"). Хозяйственные команды в городах: Вильнюс, Рига, Таллин, Ленинград, Мурманск, филиалы в Вологде и Архангельске. 2. Москва ("Заксен"). Хозяйственные команды в городах: Минск, Москва, Тула, Горький, филиалы в Брянске, Ярославле, Рыбинске. 3. Киев ("Баден"). Хозяйственные команды в городах: Львов, Киев, Кишенев, Одесса, Харьков, Днепропетровск, Сталине, Ростов, Сталинград, филиалы в городах: Севастополь, Керчь, Воронеж, Курск. 4. Баку ("Вестфален"). Хозяйственные команды: Краснодар, Грозный, Воронеж, Тбилиси, Баку, один филиал в Батуми. В резерве наряду с пятой инспекцией под условным названием "Хессен" будет находиться одна хозяйственная команда ("Боркум") и 2 филиала.

Совершенно секретно Только для товарища Иванова. Приказ начальника штаба Верховного главнокомандования вооруженных сил Германии о военной подсудности в районе "Барбаросса". Ставка верховного главнокомандующего 13 мая 1941 г. Совершенно секретно "Возбуждение преследования за действия, совершенные военнослужащими и обслуживающим персоналом по отношению к враждебным гражданским лицам, не является обязательным даже в тех случаях, когда эти действия одновременно составляют воинское преступление или проступок". Начальник штаба Верховного главнокомандования вооруженных сил Кейтель. Совершенно секретно Только для товарища Иванова 15 мая 1941 года в немецкие воинские части поступили военно-географические карты Европейской России. В приложенном к картам тексте говорится: "Центральная Россия является сердцем России, захватив которое мощные вооруженные силы парализуют всю страну и разобщат все составные части огромного советского государства, а в перспективе — могут уничтожить его. Наиболее важная цель наступления в центральной России — Москва".

Совершенно секретно Только для товарища Иванова. Из инструкции уполномоченного по продовольствию и сельскому хозяйству статс-секретаря Бакке о поведении должностных лиц на территории СССР, намеченной к оккупации25. 1 июня 1941 г. "... Вы должны с сознанием своего достоинства проводить самые жестокие и самые беспощадные мероприятия, которых потребует от вас государство. Отсутствие характера у отдельных лиц безусловно явится поводом к снятию их с работы. Тот, кто на этом основании будет отозван обратно, не сможет больше занимать ответственных постов и в пределах самой империи. Не разговаривайте, а действуйте. Русского вам никогда не переговорить и не убедить словами. Говорить он умеет лучше, чем вы, ибо он прирожденный диалектик и унаследовал "склонность к философствованию". Меньше слов и дебатов. Главное — действовать. Русскому импонирует только действие, ибо он по натуре женственен и сентиментален. "Наша страна велика и обильна, а порядка в ней нет, приходите и владейте нами". Это изречение появилось уже в самом начале образования русского государства, когда русские звали норманнов приходить и управлять ими. Эта установка красной нитью проходит через все периоды истории русского государства: господство монголов, господство поляков и литовцев, самодержавие царей и господство немцев, вплоть до Ленина и Сталина. Русские всегда хотят быть массой, которой управляют. Так они воспримут и приход немцев, ибо этот приход отвечает их желанию: "приходите и владейте нами". Бакке. Когда Сталин закончил чтение. Лавров, вернувшись к началу своего доклада, проговорил: — Положение действительно очень тревожное. К июню 1941 г. в 208 дивизиях и частях Германии начитывается более 8 миллионов 500 тысяч солдат и офицеров. У нас же всего 5 миллионов. — Ну, это-то как раз неудивительно, — заметил Сталин. — Германия — воюющая страна, в которой прошла всеобщая мобилизация. Наши же вооруженные силы находятся на положении мирного времени.

— Кто же мешает нам, в профилактических целях, провести всеобщую мобилизацию и довести количество войск хотя бы до уровня, равного германскому? — спросил Лавров. — Объявить мобилизацию, говоришь? — переспросил Сталин. — Но ведь это равносильно объявлению войны Германии с нашей стороны. Именно об этом мечтают англо-американские империалисты, делающие все, чтобы столкнуть Советский Союз с Германией. Я думаю, что полученное нами в апреле предупреждение Черчилля о германской агрессии против нас преследует эту же цель: заставить нас, в связи с угрозой германского нашествия, провести всеобщую мобилизацию и ввязаться таким образом в войну с Германией. Тем более, что такой прецедент в истории уже был. В 1914 году Россия не объявляла войны Германии, она лишь объявила всеобщую мобилизацию. В связи с концентрацией немецких войск в Польше я послал личное письмо Гитлеру, в котором прямо указал, что создается впечатление о его намерениях воевать против СССР. В полученном ответе, написанном в высокопарном стиле, Гитлер заверяет меня, что он, ручаясь честью главы государства, намерен строго соблюдать заключенный с нами пакт о ненападении. Что же касается передислокации немецких войск в Польшу, на восток, то это, мол, вызвано тем, что территория западной и центральной Германии, хорошо просматриваемая с воздуха, подвергается ожесточенным английским бомбардировкам. Каков хитрец? — помолчав, Сталин добавил: — А знаешь, Александр, в чем-то Гитлер удивительно наивен. Неужели он таки всерьез думает, что нас можно поймать на такую примитивную уловку? Однако эта наивность гитлеровцев очень опасна. Люди с таким образом мышления, недооценивая своих противников, видят то, что хотят видеть, и способны на любые авантюристические действия. Они не предвидят гибельных для себя последствий от своих опрометчивых действий. В конце беседы с Лавровым Сталин спросил: — Что есть нового об американцах? — По-прежнему спят и видят — втянуть нас в войну с Японией, самим же остаться в стороне. В Вашингтоне приход к власти в Токио жандармского генерала Тодзию — ярого антисоветчика и фашиста — прямо связывают с подготовкой нападения японцев на нас в самое ближайшее время. Это убеждение полностью разделяет командование американскими вооруженными силами: генерал Маршалл, адмирал Старк, генералы Блайден, Арнольд, Джероу, адмиралы Ингерсолл и Тауэрс, командующий американским Тихоокеанским флотом адмирал Киммел и начальник американской военной разведки генерал Майлс. Отсюда известная беспечность в отношении возможного внезапного нападения Японии на США. Более чем удивительно, что, получив сообщение о готовящемся японцами нападении на Пирл-Харбор, лица, от которых зависит оборона США, относятся к этому сообщению более чем равнодушно, считают его очередной дезинформацией.

Руководители американской разведки даже утверждают, что такого рода информация инспирирована Советским Союзом, которому выгодно, чтобы США вступили в войну с исконным врагом России — Японией. Сталин иронически усмехнулся: — Поистине каждый видит то, что хочет. А не предполагают ли американцы, что японцы, прежде чем напасть на нас, нападут на США? — помолчав, неожиданно добавил: — А знаешь, в случае нападения на нас Германии и Японии американцы и англичане, против своей воли, окажутся нашими союзниками. К такому повороту событий нам следует быть готовыми. У них просто нет другого выхода. Поэтому будут наверняка стараться разделаться с Германией и Японией нашими руками. Иначе им не выстоять. — А надо ли нам таскать для них каштаны из огня, спасать США и Англию? Не лучше ли дать Германии и Японии разделаться с ними: двумя злейшими врагами для нас на земле будет меньше?

— Дать разделаться, говоришь, — медленно растягивая слова, повторил вопрос Лаврова Сталин и, немного помолчав, добавил. — К сожалению, этого допустить нельзя, хотя это и было бы хорошим возмездием им за все их козни против нас. Если Гитлер и японцы захватят ресурсы таких мощных в экономическом отношении стран, как США и Британская империя, нам придется несладко. Тем более, что фашистская Германия и империалистическая Япония, рано или поздно, обязательно нападут на нас. Поэтому лучше, если это произойдет в момент, когда объективные межимпериалистические противоречия не позволят мировому империализму объединиться и пойти на нас единым фронтом, как это было в годы интервенции в двадцатые годы. А то, что английское и американское правительства ненавидят Россию — это давно известно. Их интересуют только они сами, их собственная судьба, их собственное благосостояние. Ну а сделать из нас пушечное мясо в своих интересах этим мастерам интриг не удастся. В том же, что Англия и США для нас союзник ненадежный, ты, конечно, прав, — Сталин хитро прищурился: — Да ведь и мы не лыком шиты. Надеюсь, ты не думаешь, что этим самоуверенным и самовлюбленным политикам удастся провести таких людей, как мы с тобой? Тем более, что мы знаем фактически о каждом их шаге. Ты захватил справку, о которой я тебя просил? Лавров передал Сталину новый документ.

Совершенно секретно Только для товарища Иванова. СПРАВКА о некоторых главных аспектах современных англо-американских отношений. Определяющим в этих отношениях является длительная борьба между Англией и США на мировой арене за сферы приложения капитала, рынки сбыта и источники сырья. Одна из главных задач современной внешней политики США — попытаться разгромить своих империалистических противников, претендентов на мировое господство Германию и Японию при помощи вооруженных сил СССР, Англии и Китая. Самим же стоять в стороне, ограничившись ролью поставщика оружия для этих стран, сохраняя нетронутыми свои вооруженные силы для будущей борьбы за мировое господство. Эта политика США полностью отвечает экономическим интересам американских монополий, наживающих баснословные прибыли на гонке вооружений и с этой целью провоцирующих военные столкновения по всему миру. Американский еженедельник "Нью-мэссиз" по этому поводу писал: "Уолл-стрит и его барометр — биржа молятся о том, чтобы военные действия в Европе как можно скорее расцвели в "настоящую" войну и создали на рынке военные цены и военный спрос". На сегодня в США господствует идея так называемой ограниченной войны, в ходе которой правящие круги этой страны рассчитывают не только обогатиться на поставках вооружений, но и использовать ослабление Англии войной с Германией для проникновения в азиатские и африканские владения Британской империи и в конечном итоге захватить их. Именно по этим причинам америка